Судебная практика 273 ук рф

Статья 273. Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ

СТ 273 УК РФ.

1. Создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной
компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения,
блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств
защиты компьютерной информации, —
наказываются ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными
работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок со штрафом в размере до
двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до
восемнадцати месяцев.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные группой лиц
по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего
служебного положения, а равно причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной
заинтересованности, —
наказываются ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными
работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься
определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок
до пяти лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет или без такового и с лишением
права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до
трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли
тяжкие последствия или создали угрозу их наступления, —
наказываются лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к Ст. 273 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона характеризуется альтернативно предусмотренными действиями в отношении особого предмета преступления: компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации (в обыденном словоупотреблении обычно называемых вирусами).

2. Создание программы или информации предполагает любую деятельность, направленную на написание хотя бы одной копии программы или информации как единолично, так и совместно с другими лицами. При совместном создании программы лицо может принимать как творческое участие в написании, так и обеспечивать техническую поддержку написания иными лицами. Создаваемая программа не обязательно должна обладать свойствами новизны; она может являться простым повторением кода иной программы.

Распространение предполагает как возмездную, так и безвозмездную передачу программы (информации) или носителя с программой (информацией) иным лицам без признаков использования программы. Распространение возможно и в форме однократной передачи программы (информации) или носителя с программой (информацией) иным лицам. Способы распространения различны: с помощью средств связи (в том числе компьютерных сетей), сообщение кода программы в устной или письменной форме, копирование программы (информации) с одного носителя на другой, передача носителя с программой (информацией) и т.п.

Использование программы (информации) имеет место при внедрении программы в компьютер или компьютерную сеть независимо от того, повлекло ли это какие-либо последствия, поскольку преступление окончено в момент совершения соответствующих действий.

3. Особо квалифицированный состав (ч. 3) характеризуется наступлением или созданием реальной угрозы наступления тяжких последствий, к числу которых можно отнести нарушение работы предприятий, учреждений, организаций; сбой в работе общественного транспорта, средств массовой информации или реальная опасность катастроф на транспорте или в области связи; длительный сбой в работе компьютерных сетей; уничтожение значимых или крупных массивов данных и т.д.

Общие сведения о создании и распространении компьютерных вирусов и нормы статьи 273 УК РФ

Обычный пользователь ПК не подозревает обо всех угрозах, которые его подстерегают при обычном пользовании интернета. И тем более он не знает, что огромное количество людей трудится над созданием и распространением вредоносного программного обеспечения по сети. Злоумышленники совершают это по разным причинам, но на все правонарушения должны существовать четко определенные законы.

Итак, сегодня мы поговорим про компьютерные вирусы, методы, пути и способы их распространения, разработку, профилактику заражения и другие нюансы такого компьютерного преступления.

Особенности злодеяния

Новые виды правонарушений, к сожалению, не всегда своевременно обрабатываются законотворческими органами. В большей степени это относится к сфере информационных технологий. Достаточно размытые рамки и определения преступлений не всегда позволяют наказать виновных в полной мере.

Отличает данное преступление разнообразие не только самих вирусов, но и степень вреда от них. Некоторые люди создают вирусы не с целью наживы, есть и достаточно безобидные для кошельков и документов людей черви, которые созданы только с целью – сломать защиту. Существуют также виртуальные грабители банков, суммы «добычи» достигают миллионов. Как видно, масштабы преступлений даже сравнить сложно.

Про создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ как преступление поговорим далее.

Понятие и уголовно-правовая характеристика

В законодательстве данное преступление формализовано как создание, распространение или применение вредоносных программ, которые могут уничтожить, нарушить, копировать информацию. Краткая характеристика уголовно-правовых аспектов преступления:

Состав преступления и квалифицирующие признаки

Преступление считается полным, начиная с момента создания вируса или иной вредоносной программы. Не обязательно дожидаться ее распространения, поэтому в состав преступления входят несколько этапов формирования:

  • Создание;
  • Внедрение;
  • Распространение;
  • Нанесение ущерба.

Это его основные квалифицирующие признаки, на их основе формируется состав преступления, его сложность, оцениваются последствия. Про способы передачи вредоносных компьютерных программ, распространяемых людьми погорим в следующем разделе.

Способы распространения

Предупреждая заражение компьютера обычных пользователей или офисных служащих, необходимо четко объяснить всем как именно вирусы и иные программы попадают в ПК. Существует множество путей, рассмотрим наиболее популярные из них:

  • Загрузка информации с зараженного съемного носителя – диск, флеш-карта и т.д.;
  • По сети Интернет – спам на почтовые ящики, посещение подозрительных сайтов, скачивание нелегального ПО и т.д..

Главные симптомы заражения ПК – ранее не беспокоившее «торможение», «зависание», особенно при входе в интернет, некорректная работа обычных приложений (Word, Adobe и иные текстовые редакторы сдаются в первую очередь), внезапная перезагрузка и отключение ПК.

Пересылка вирусов на мобильные устройства также карается по статье 273 УК Рф, о чем и расскажет видео ниже:

Методика расследования

Сотрудники правоохранительных органов расследование дел по созданию и распространению компьютерных вирусов делят на два больших блока:

  1. Установление факта создания недружественных программ;
  2. Поиск людей, связанных с этим фактом – создателей и распространителей.

В первом блоке, если мы говорим о безопасности организаций, обнаружить преступника помогают опросы сотрудников пострадавших предприятий. Подозрительная активность и интерес к структуре программ, программированию лиц, профессия которых это не подразумевает, должна насторожить следователей. Осмотр учетной документации так же поможет в раскрытии преступления.

Наказание и ответственность по статье 273 УК РФ за создание и распространение компьютерных вирусов в России

  • По ст. 273 УК РФ подсудимый может получить до четырех лет ограничения, лишения свободы или принудительных работ по первой части статьи.
  • Организованная группа по второй части статьи увеличит свое наказание до пяти лет в лишении свободы и принудительных работах.
  • За тяжелые последствия создания и распространения вирусов самое суровое наказание – до семи лет лишения свободы.

Судебная практика

Судебная практика по статье 273 УК РФ весьма обширна, вот лишь некоторые примеры из нее:

  • Подсудимый, используя свои навыки программирования и обращения с техникой, внедрял в ПО игровых приставок вредоносный код, обходя тем самым защиту и нарушая условия лицензионного соглашения. По статье 273 суд назначил наказание в виде года и шести месяцев ограничения свободы.
  • Нарушитель принес на флеш-карте вредоносную программу и поместил ее на компьютер потерпевшего с целью материальной выгоды. Как следствие была произведена блокировка информации. Судом было утверждено наказание: 10 месяцев ограничения свободы с подпиской о невыезде и обязанностью отмечаться в органах правопорядка.

Взломы электронной почты и неправомерный доступ, засилье вирусов, нарушение правил пользования компьютеров — все это рано или поздно потребует от преступника ответственности.

О еще одном случае из судебной практики по статье 273 УК РФ расскажет следующий видеосюжет:

Приговор по статье 273 УК РФ (Создание и распространение вредоносных компьютерных программ)

Приговор Мещанского районного суда города Москвы от 19 мая 2017 года по части 2 статьи 273 УК РФ «создание, распространение и использование компьютерной программы, заведомо предназначенной для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации компьютерной информации из корыстной заинтересованности».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Москва 19 мая 2017 года

Мещанский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Ш.Т.В.,

с участием государственного обвинителя — старшего помощника Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы С.А.В.,

защитника в лице адвоката Б.Б.Б., представившего служебное удостоверение адвоката, ордер, выданный Адвокатской конторой № Коллегии адвокатов «Московская городская коллегии адвокатов»,

при секретаре С.Я.Н.,

рассмотрев материалы уголовного дела по обвинению

в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 273 УК РФ,

Ф.В.И. создал, распространил и использовал компьютерную программу, заведомо предназначенную для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации компьютерной информации из корыстной заинтересованности.

Так он (Ф.В.И.), имея умысел на незаконное создание, распространение и использование компьютерной программы заведомо предназначенной для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации компьютерной информации, имея необходимые компьютерные познания, действуя из корыстной заинтересованности в точно неустановленное следствием время, но не позднее *** года, находясь в квартире по месту своего жительства по адресу: ***, используя ноутбук марки «***», неустановленным следствием способом создал вредоносную компьютерную программу «***», размером *** байт, которая согласно заключению компьютерно-технической судебной экспертизы № *** от ***, проведенной АО «Лаборатория Касперского», определяется антивирусным программным обеспечением «***» как «***» и представляет собой вредоносное программное обеспечение, предназначенное для исполнения в ОС Windows и способное в отсутствие волеизъявления пользователя и без его ведома осуществлять уничтожение, модификацию и блокирование компьютерной информации. После этого он (Филипенко В.И.), используя ранее известный ему логин и пароль, *** года в дневное время, вошел в систему удаленного доступа ОАО «***» и подключился к локальной сети ОАО «***», где на сервере локальной сети, принадлежащем ОАО «***», расположенном по адресу: ***, разместил вредоносную компьютерную программу «***», размером *** байт, распространив ее таким образом. Далее вредоносная компьютерная программа «***», размером *** байт, в отсутствие волеизъявления администратора и пользователей локальной сети распространила свои копии на компьютеры, подключенные к локальной сети ОАО «***», после чего осуществила шифрование и удаление информации находящейся на компьютерах, подключенных к локальной сети ОАО «***», что не позволило сотрудникам ОАО «***» дальше осуществлять нормальную трудовую деятельность без расшифровки данной информации, таким образом, он (Ф. В.И.) дистанционно использовал созданную и распространенную им вредоносную компьютерную программу. Так же вредоносная компьютерная программа «***», размером *** байт, имея в своем функционале возможность создавать текстовые файлы, создала текстовый файл из содержания которого следовало, что зашифрованные файлы могут быть расшифрованы за вознаграждение в размере ***, что согласно курса Центрального банка Российской Федерации на момент совершения преступления составляло *** рублей, из расчета *** рублей за ***, которые необходимо в срок до *** года перечислить в электронной валюте на электронный счет *** фактическим владельцем которого являлся он (Ф.В.И.), тем самым он (Ф.В.И.) из корыстной заинтересованности блокировал доступ сотрудникам ОАО «***» к компьютерной информации.

Подсудимый Ф.В.И. вину в предъявленном обвинении признал полностью, с обвинением полностью согласился, в содеянном раскаялся и подтвердил изложенные в обвинительном заключении обстоятельства, заявил ходатайство о постановлении приговора в отношении него в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

Поскольку подсудимый ходатайствовал о применении особого порядка судебного разбирательства, с чем согласились государственный обвинитель и представитель потерпевшего, его ходатайство было заявлено добровольно, после консультации с адвокатом по уголовным делам, Ф.В.И. понимает характер и последствия заявленного им ходатайства, требования ст.ст.314-316 УПК РФ соблюдены, в связи с чем, данное дело рассматривается в особом порядке судебного разбирательства, суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства.

Суд считает, что Ф.В.И. правильно привлечен к уголовной ответственности и квалифицирует его действия ч. 2 ст. 273 УК РФ, так как он создал, распространил и использовал компьютерную программу, заведомо предназначенную для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации компьютерной информации из корыстной заинтересованности.

Данные обстоятельства нашли свое полное подтверждение в материалах дела, в связи с чем, суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано.

При назначении подсудимому наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого.

То, что Ф.В.И. раскаялся в содеянном, полностью признав вину, имеет малолетнего ребенка-инвалида, — суд расценивает в качестве смягчающих наказание подсудимого обстоятельств.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Гражданский иск по делу не заявлен.

С учетом обстоятельств содеянного, данных о личности подсудимого Ф.В.И., не работающего, не судимого, по месту жительства характеризующегося в целом положительно, на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансерах не состоящего, его возраста, состояния здоровья, семейного и материального положения, смягчающих наказание подсудимого обстоятельств, суд считает необходимым назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы.

Назначая Ф.В.И. наказание в виде лишения свободы, учитывая также влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, в составе которой, ***, суд приходит к выводу о том, что исправление подсудимого еще возможно без реального отбывания им наказания, в связи с чем, полагает возможным применить к назначаемому Ф.В.И. наказанию положения ст. 73 УК РФ. При определении срока наказания, суд учитывает положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ, однако, не находит при этих основаниях для применения положений ст. 64 УК РФ.

Исходя из данных о личности подсудимого, имущественного положения его и его семьи, а также с учетом возможности получения подсудимым заработной платы или иного дохода, суд полагает возможным не назначать Филипенко В.И. дополнительные наказания в виде штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Также суд считает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств по делу.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

Ф.В.И. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 273 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Ф.В.И. наказание считать условным с испытательным сроком в течение 1 (одного) года.

Возложить на Ф.В.И. обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, являться по вызовам в уголовно-исполнительную инспекцию с периодичностью, установленной данной инспекцией.

Меру пресечения, избранную Ф.В.И. на стадии следствия, в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, — отменить по вступлении приговора в законную силу.

— системный блок марки «***» с инвентарным номером ***, упакованный в полиэтиленовый пакет, находящийся на хранении в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы, квитанция № ***, — вернуть по принадлежности;

— флешноситель серийный номер: ***, объемом ** Гб, упакованный в бумажный конверт белого цвета; флешноситель серийный номер: ***, объемом ** Гб, упакованный в бумажный конверт белого цвета; флешноситель «***», упакованный в бумажный конверт белого цвета, находящиеся на хранении в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы, квитанция № ***, — уничтожить.

Приговор Мещанского районного суда города Москвы от 19 мая 2017 года по части 2 статьи 273 УК РФ «создание, распространение и использование компьютерной программы, заведомо предназначенной для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации компьютерной информации из корыстной заинтересованности».

Приговор по статье 273 УК РФ (Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ) опубликован на официальном сайте Московского городского суда.

Судебная практика по статье 146, 272, 273, 274 УК РФ

Пролог: Знание закона освобождает от ответственности

По каким статьям Уголовного кодекса РФ может привлечен виновный за установку нелицензионного программного обеспечения?

Выдержка из апелляционного постановления от 5 августа 2013 г. по делу N 10-7098 Московского городского суда – «Приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 19.06.2013, которым Ш., осужден по ч. 2 ст. 146 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 30 000 рублей; по ч. 2 ст. 273 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем полного сложения наказаний, окончательно Ш. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год со штрафом в размере 30 000 рублей…. Ш. же признан виновным в использовании компьютерных программ, заведомо предназначенных для несанкционированного копирования компьютерной информации и нейтрализации средств защиты компьютерной информации, из корыстной заинтересованности. Из описательно-мотивировочной части приговора следует, что преступления совершены при следующих обстоятельствах: Ш. не позднее 4 апреля 2013 года незаконно приобрел компьютерную программу стоимостью 102 025 руб., авторские права на которую принадлежат ООО „3“, в целях сбыта, после чего 4 апреля 2013 года в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия „проверочная закупка“ сбыл указанную программу путем установки на жесткий диск компьютера, используя другую вредоносную компьютерную программу, предназначенную для нейтрализации средств защиты компьютерной информации, получив за это 2 500 рублей… Действия Ш. по ч. 2 ст. 146 и ч. 2 ст. 273 УК РФ квалифицированы правильно

Может ли наступить уголовная ответственность за применение «патчей», «кейгенов», «кряков», «активаторов» и иного программного обеспечения для обеспечения работоспособности платного программного обеспечения?

— Выдержка из Постановления от 13 декабря 2013 г. №4у/9-9343/13 Московского городского суда — «Приговором Люблинского районного суда г. Москвы от 18 июля 2013 года Ц., ***, — осужден по ч. 2 ст. 273 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года.

Ц. признан виновным и осужден за использование компьютерных программ, заведомо предназначенных для несанкционированной модификации, копирования компьютерной информации и нейтрализации средств защиты компьютерной информации, из корыстной заинтересованности. Юридическая квалификация действий Ц. по ч. 2 ст. 273 УК РФ является правильной и в приговоре мотивирована. Оснований для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 24 УПК РФ не имеется, поскольку суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о совершении Ц. незаконного использования компьютерных программ, заведомо предназначенных для несанкционированной модификации, копирования компьютерной информации и нейтрализации средств защиты компьютерной информации, из корыстной заинтересованности, учитывая при этом конкретные доказательства, имеющиеся в уголовном деле. Так, согласно заключениям судебных экспертиз, использованная программа „***“ (эмулятор) может рассматриваться как вредоносная, и посредством этой программы в программный продукт „***“ были внесены изменения, направленные на преодоление встроенной защиты этой программы без электронного ключа „***“.» (См. по теме)

Наступает ли уголовная ответственность, если виновника уговорили поставить нелицензионное программное обеспечение?

— Выдержка из приговора Лефортовского районного суда г.Москвы от 07 июня 2012 года. Органами предварительного следствия У. обвиняется в незаконном использовании объектов авторского права, а равно приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров программного продукта «AutoCAD 2011» в целях сбыта, а также незаконном использовании (копировании) объектов авторского права, совершенном в крупном размере (статья 146 УК РФ), и обвиняется в использовании и распространении вредоносной программы для ЭВМ, заведомо приводящей к несанкционированной модификации и копированию информации (статья 273 УК РФ). Судом установлено, что преступные деяния инкриминируется У. по результатам проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», в ходе которого оперативные сотрудники приобрели у обвиняемого установку нелицензионного программного обеспечения. В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 7 Федерального закона РФ от 12. 08.1995 года № 144-ФЗ, основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Суд принял во внимание, что в качестве «закупщика» в рассматриваемом оперативно-розыскном мероприятии «Проверочная закупка» участие принимал сотрудник правоохранительного органа, показания которого о наличии оперативной информации о том, что У. занимается незаконным использованием объектов авторского и смежного прав и использованием вредоносного программного обеспечения, объективно в материалах уголовного дела ничем не подтверждены. Правоохранительного органа, подстрекающие действия которого фактически склонили и побудили в прямой форме У. к совершению противоправных действий, т. е. его спровоцировали, при этом судом учтено отсутствие в уголовном деле каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что подсудимый У. намеревался совершить преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов. Суд приходит к выводу о недоказанности наличия у органа, что У. готовился к совершению либо приступил к совершению преступления, являвшейся в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Суд принимает во внимание, что согласно ст. 5 Федерального закона №144-ФЗ, должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация). Таким образом, по убеждению суда, оперативно-розыскные мероприятия призваны контролировать и фиксировать уже происходящие криминальные процессы, но не способствовать совершению преступлений. На основании всего вышеизложенного суд приходит к убеждению, что У. подлежит оправданию по ч. 2 ст. 146, ч. 1 ст. 273 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Является ли DDOS-атака уголовно-наказуемым деянием?

— Выдержка из апелляционного постановления от 25 ноября 2013 г. по делу N 10-11502/2013 Московского городского суда — «В.П., А.И., А.Д., осуждены по ч. 2 ст. 272 УК РФ (в редакции ФЗ N 26 от 7 марта 2011 года) каждый к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима….Представители потерпевших организаций и свидетели были подробно допрошены в ходе судебного заседания и последовательно рассказали об обстоятельствах проведения Ddos-атаки на информационные ресурсы ООО „Ассист“, в результате неправомерного доступа к которым работа системы ЭВМ ООО „Ассист“ была блокирована, что привело к блокированию работы системы оплаты и приобретения электронных билетов на сайте ОАО „Аэрофлот“ на весь период атаки, и ее пользователям было отказано в возможности приобретения электронных билетов на данном сайте… Доводы жалоб об отсутствие в действиях осужденных состава преступления, так как в результате Ddos-атаки на информационные ресурсы ООО „А“ доступ к защищенной законом компьютерной информации не наступил, являются несостоятельными, так как в соответствии с требованиями ст. 2 ФЗ от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ доступ к информации понимается как возможность ее получения и использования, а поскольку, как установлено судом, в результате проведенной, осужденными Ddos-атаки, повлекшей блокирование (то есть невозможность законного доступа к сведениям при их сохранности) работы системы ЭВМ ООО „А“, осужденными была получена возможность неправомерного, несанкционированного доступа к защищенной законом компьютерной информации ООО „А“, о чем свидетельствует, что в ходе атаки была использована бот-сеть, вредоносная программа, нормальных ход работы ООО „А“ был нарушен, а система ЭВМ блокирована, то есть, блокированы информационные ресурсы и система ЭВМ, объединенные в единую платежную систему, что судом правильно установлено как неправомерный доступ к компьютерной информации.».

Какая ответственность может наступить на несанкционированные/незаконные SMS-переводы, причиняющие ущерб собственнику?

— Выдержка из Постановления от 20 апреля 2015 г. N 44У-6/2015 Президиума Курганского областного суда – «Д., находясь по месту жительства в д. по ул. в период с 28 июня по 2 июля 2014 г., используя USB-модем „МТС“, имей с активной сим-картой, подключенной к сети оператора мобильной связи ОАО „МТС“ с абонентским номером , на который подключена услуга „Мобильный банк“ для проведения операций по банковской карте N , открытой ОАО „ “ на имя П., действуя умышленно из корыстных побуждений, безвозмездно и тайно, в несколько операций направила на специальный номер оператора мобильной связи „900“ SMS-сообщения для перевода денежных средств на лицевой счет, находившийся в ее пользовании USB-модема с федеральным номером . В результате указанных действий со счета банковской карты ОАО „ “ N на имя потерпевшей Д. незаконно осуществила снятие принадлежащих П. денежных средств на общую сумму 35800 рублей, причинив потерпевшей значительный ущерб. Кроме того, при совершении кражи в указанный период времени и в целях хищения денежных средств Д., используя USB-модем „МТС“, имей и активную сим-карту, подключенную к сети оператора мобильной сети ОАО „МТС“ с абонентским номером , воспользовалась услугой „Мобильный банк“, которая была ошибочно подключена к указанному номеру при оформлении П. банковской карты ОАО „ “ N , одиннадцать раз осуществила доступ к находящейся в сети ЭВМ ОАО „ “ компьютерной информации, позволяющей распоряжаться денежными средствами П. на лицевом счете ее банковской карты, копировав информацию с лицевого счета банковской карты П. с последующей ее модификацией, выразившейся в изменении первоначальных данных по движению денежных средств по счету. Суд, признав Д. виновной в полном объеме предъявленного обвинения, квалифицировал содеянное ею в соответствии с предъявленным обвинением по п. „в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества с причинением гражданину значительного ущерба, а также как 11 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 272 УК РФ, то есть совершение из корыстной заинтересованности неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, повлекшего модификацию и копирование компьютерной информации. Оснований считать неправильной квалификацию действия Д. в части хищения принадлежащих П. безналичных денежных средств по п. „в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ не имеется. Вместе с тем в части осуждения Д. за 11 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 272 УК РФ приговор суда подлежит отмене. С объективной стороны неправомерный доступ к компьютерной информации представляет собой незаконное либо не разрешенное собственником или иным ее законным владельцем проникновение в ее источник с использованием средств компьютерной техники, позволяющее использовать эту информацию. Условием уголовной ответственности за неправомерный доступ к компьютерной информации по ст. 272 УК РФ является наступление последствий в виде копирования, модификации, блокирования либо уничтожения компьютерной информации. При этом копированием информации является создание копии имеющейся информации на другом носителе, то есть перенос информации на обособленный носитель при сохранении первоначальной информации неизменной, а модификацией — внесение изменений в компьютерную информацию (или ее параметры), в том числе внесение изменений в программы, базы данных и иные составляющие компьютерной информации, находящейся на материальном носителе. Как следует из обвинения Д. и соответствующего ему описания деяния в приговоре, Д. приобрела возможность совершения операций с денежными средствами на лицевом счете банковской карты П. не в результате совершения ею активных действий в целях неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, а воспользовавшись произошедшим без ее участия подключением услуги „Мобильный банк“ на ее абонентский телефонный номер, ошибочно указанный потерпевшей П. в заявлении на подключение этой услуги при оформлении банковской карты ОАО „ “. Не содержит описание инкриминированного Д. деяния и признаков наступления таких последствий, как модификация и копирование охраняемой законом компьютерной информации, находящейся, как указано в обвинении и приговоре, в сети ЭВМ ОАО „ “. Изменение первоначальных данных по движению денежных средств по лицевому счету П. повлекло их хищение Д., а не модификацию компьютерной информации, которая сама по себе не претерпела каких-либо изменений.»

Возможно ли проведение экспертизы по уголовному делу о компьютерном преступлении негосударственным экспертом?

— Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной экспертизе», при поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, следует предварительно запросить сведения об эксперте, данные о его компетентности и надлежащей квалификации.

Выдержка их Апелляционное определение №10-86/2014 Челябинского областного суда — «Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска от 23 октября 2013 года Н. осужден: по части 2 статьи 146 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 1 год с удержанием в доход государства 10 % заработной платы; по части 3 статьи 273 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев. На основании части 2 статьи 69 и статьи 73 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строго наказания более строгим, окончательно Н. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года. Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам от 23 января 2014 года решение суда первой инстанции отменено с направлением уголовного дела в отношении Н. на новое рассмотрение в тот же суд. В обоснование принятого решения указано, что судом первой инстанции допущено нарушение процессуального закона при назначении судебно-технической экспертизы, которая была учтена как доказательство по делу. Так, проведение судебной экспертизы следователем было поручено экспертам Учреждения технической экспертизы г.Челябинска, не являющегося государственным экспертным учреждением, при этом, конкретному эксперту поручение на проведение экспертизы не давалось, компетентность и надлежащая квалификация эксперта не была проверена ни в период следствия, ни при рассмотрении дела судом первой инстанции, что является существенным нарушением закона.

Может ли наступить уголовная ответственность за использование чужих учетных данных (паролей) в социальных сетях?

Выдержка из апелляционного определения по делу №10-3958/2013 Московского городского суда – «Постановлением Черемушкинского районного суда г. Москвы уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных по ч. 1 ст. 138 УК РФ, ч. 1 ст. 138 УК РФ, ч. 1 ст. 272 УК РФ, ч. 1 ст. 272 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Согласно положениям ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания, при этом, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Как следует из представленных материалов уголовного дела и было установлено в ходе судебного разбирательства, Н. и потерпевшая Н. находились в зарегистрированном браке, в течение которого совместно пользовались интернет-ресурсами, подсудимый имел в своем распоряжении пароли, которые использовала потерпевшая при посещении интернет-сайтов. После расторжения брака потерпевшая Н., указанные пароли не сменила, и не запрещала своему бывшему супругу использовать их, равно, как и не запрещала посещать используемые ранее ими обоими интернет-сайты, а Н., с учетом сложившихся между ним и потерпевшей отношений после развода, использовал ранее известные ему пароли, лишь с целью обнародования факта их с Н. развода. При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит правильным мотивированный вывод суда об отсутствии каких-либо общественно-опасных последствий в результате действий Н., поскольку, наступившие последствия являются незначительными и не являются общественно-опасными.»

Полное меню
Основные ссылки

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

4 августа 2005 г.

Судья Ленинского районного суда г. Тюмени Алексеева Л.И.
с участием государственного обвинителя помощника прокурора Ленинского АО г. Тюмени Исаевой Т.А.
защитника: адвоката Костерина А.В. представившего ордер № 002040 удостоверение № 214,
при секретаре Велижаниной И.В.,
рассмотрев в особом порядке в открытом судебном заседании уголовное дело № 1—742—05 по обвинению:

М., родившегося 09.07.1973 года в г. Тюмени, русского, гражданина Российской Федерации, холостого, со средним образованием, военнообязанного, работающего админинистратором в ООО «Кросс», проживающего по адресу: г.Тюмень ул. Боровской xx, кв. xx г. Тюмени, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 273 УК РФ,

М., имея умысел на распространения программы для электронно-вычислительных машин (ЭВМ) заведомо приводящей к несанкционированной модификации информации, из корыстных побуждений 16.11.2004 ГОДА В 17 ЧАСОВ 14 минут в помещении шиномонтажной мастерской, расположенной, по ул. Беляева, 21 г.Тюмени, реализуя указанный умысел, для нейтрализации средств защиты программного продукта «1С:Бухгалтерия 7.7 Бухгалтерский учет. Многопользовательская. Редакция 4.4», умышленно, установил на рабочий компьютер, тем самым распространив вредоносную программу для ЭВМ — «программу — взломщик» («Sable»), необходимую для несанкционированного доступа и использования данного программного продукта, не имея на то законных оснований, что повлекло недопустимую модификацию исполняемого файла базы данных необходимого для несанкционированного доступа и использования программы «1С:Бухгалтерия 7.7 Бухгалтерский учет. Многопользовательская Редакция 4.4», позволившую запускать установленный им экземпляр программного продукта «1С:Бухгалтерия 7.7 Бухгалтерский учет. Многопользовательская Редакция 4.4», на указанном рабочем компьютере, без установленного правообладателя; аппаратного ключа защиты HASP (хасп).

Таким образом, М. 16.11.2004 года, умышленно, незаконно из корыстных побуждений распространил вредоносную программу «Sable», которая повлекла несанкционированную модификацию программы для ЭВМ.

С указанным обвинением подсудимый М. согласился в полном объеме, полностью признал себя виновным.

Учитывая, что указанное преступление относится к категории средней тяжести М. свою вину признал в полном объеме и полностью согласился с предъявленным ему обвинением, что им было добровольно, после предварительной консультации с адвокатом заявлено ходатайство о применении особого порядка судебного решения, существо которого, как и последствия, подсудимый М. понимает. Стороны против заявленного ходатайства не возражают, в связи с чем, суд принимает особый порядок принятия судебного решения по делу. В результате изучения дела, суд пришел к выводу, что обвинение, М. по ст.273 ч.1 УК РФ — распространение программы для ЭВМ, заведомо приводящей к несанкционированной модификации информации, с которым подсудимый согласился, обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами.

При назначении наказания подсудимому, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности подсудимого, который: по месту жительства характеризуется неудовлетворительно, замечен в употреблении спиртных напитков, по месту работы в ЗАО «Сибгазстройсервис» характеризуется положительно, по месту работы в ООО «Кросс» характеризуется как квалифицированный специалист, нарушений трудовой дисциплины не допускает, не судим.

Смягчающих наказание обстоятельств суд не усматривает.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

С учетом обстоятельств дела, личности подсудимого, суд считает целесообразным назначить М. наказание, не связанное с изоляцией от общества, по правилам предусмотренным ч. 7 ст. 316 УПК РФ, применив ст. 73 УК РФ.

Вещественное доказательство по делу: жесткий диск компьютера, хранящийся в комнате вещественных доказательств УВД Ленинского АО г. Тюмени, уничтожить. На основании изложенного, руководствуясь ст. 316, 317 УПК РФ, суд

М признать виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 273 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на ОДИН ГОД со штрафом в размере 5000 (пять тысяч) рублей.

В соответствии со ст. 73 УК РФ, назначенное М. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 1 год.

Обязать осужденного периодически являться для регистрации в УВД по месту жительства, не менять постоянного места жительства и работы, без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных.

Меру пресечения М. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Вещественное доказательство по делу: жесткий диск компьютера, хранящийся в комнате вещественных доказательств УВД Ленинского АО г. Тюмени, уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Тюменский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ, путем подачи кассационной жалобы, представления через Ленинский районный суд г. Тюмени.