Развод фанфик

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Развод»

Наверное, не стоило и начинать жить вместе, да?

Но ведь все складывалось отлично. После окончания университета Конг устроился в ту же фирму, что и Артит, и стало куда удобнее жить у него, ведь от небольшой съемной квартиры бывшего наставника рукой подать до офиса.

И пару месяцев все было замечательно — Артит, как заправская женушка, готовил завтраки и пытался научить Конга если не дружить, то хотя бы не ссориться с кухней, а тот, в свою очередь, с терпением скалы превращал творческий порядок Артита в порядок настоящий, и Ай’Ун перестал по утрам запинаться о собственные чертежи.

А уж засыпать и просыпаться вместе — это было то еще счастье. Вот только конец ему пришел как-то быстро.

Наверное, стоило заметить еще тогда…

Конг ушел в душ, едва они вернулись с работы, а его мобильный принялся надрываться. На гудке стояла та же мелодия, что и тогда, когда Конгу звонил Артит — песня, которую Конгфоб, будучи первокурсником, исполнял на конкурсе «Звезда и Луна».

Артит не хотел брать трубку, он никогда не влезал в телефон любимого человека, считая, что после четырех лет отношений они могут доверять друг другу, но тут что-то засвербило.

Вызов прекратился, чтобы начаться снова. И Конг, выйдя из душа, тут же схватился за трубку, быстро убираясь из комнаты и прикрывая за собой дверь.

— Кто звонил? — Артит старался говорить спокойно. Удивительно, но получилось. Все же он стал менее «взрывным» за это время.
— Да так, ничего важного, — Конгфоб улыбнулся, вот только как-то ненатурально. Но Артит предпочел думать, что тот просто устал. День был сложный. А что до мелодии… Может, Конг ее по умолчанию на незнакомые номера поставил?

Наверное, стоило что-то понять еще тогда…

Конг стал задерживаться на работе. Артит и сам был стажером, но он не помнил, чтобы ему приходилось чуть ли не ночевать в офисе, но Конгфоб, казалось, действительно там живет. Артит забыл, когда они в последний раз шли вместе домой, ужинали, трахались, в конце концов… Но любимый с той же искусственной улыбкой каждый вечер неизменно выталкивал его из кабинета, отправляя домой и обещая, что в этот раз он задержится совсем чуть-чуть, скоро проект будет готов, этот сумасшедший график прекратится, и все будет, как раньше. Вот только приходил Конг снова за полночь, а Артит почти до утра убеждал себя, что от него несет женскими духами, потому что Конг работает в группе с двумя девушками.

Наверное, стоило взять трубку тогда, в первый раз…

Потому что, когда Артит приходит домой после того, как его внепланово вызвали на работу в выходной, Конг собирает свои вещи, которых почему-то в квартире Артита со временем парадоксально становилось все меньше и меньше, но он предпочитал игнорировать и
этот факт. Подумаешь, парень забыл рубашку у сестры или оставил пиджак у матери в доме, когда ходил в гости к родным? Но сейчас…
— Конг, я не помню, чтобы шеф отправлял новичков в командировки, что…
— Артит, ты уже вернулся? Нам надо поговорить. Подожди, я сейчас вернусь, — Конгфоб ушел в ванную и включил воду, что было похоже на побег, а не на желание все объяснить.

Телефон Конгфоба снова зазвонил, Артит уже не стал игнорировать. Номер не был безымянным. «Солнышко», — прочитал мужчина, и сердце пропустило удар. Не может на небе быть двух солнц, правда? И Ройнапат взял трубку.

Мягкий девичий голос резанул по нервам:

— Милый, чего так долго? Я уже стою у подъезда. Ты же говорил, вещей немного… Конг, что ты молчишь?
— Это не Конг, — выдавил Артит, чувствуя, что дыхания не хватает, а голос вот-вот сорвется. В груди против его воли разрослась волна боли, будто кто-то закачал в легкие то ли соленую морскую воду, которую так ненавидит Конг, то ли попросту грязь. — А кто его спрашивает?
— Я — Сурия*, его невеста. А вы — тот самый друг, с которым Конг живет, но никак не хочет меня с вами знакомить? Говорит, вы такой красавчик, что я тут же брошу его и влюблюсь в вас! Артит… — невыносимо слушать это щебетание, и Артит бросает трубку. Не бывает двух солнц, значит? Видимо, он не все понимает в этой жизни. Слепой идиот. Тогда мужчина идет в спальню и достает из шифлота вещь, которая ему вот уже четыре года дороже собственной жизни.

Когда Артит, все еще сжимая в руках мобильник, возвращается в гостиную, сумка уже на плече у Конга.
— Артит…
— Заткнись, 0062! — рявкнул он, уже зная, что ему скажут. — Невеста, значит. Надо же, даже здесь не изменяешь своим вкусам. «Солнышко», да? А ты ничего не забыл?
Конгфоб выдыхает, когда ему бросают в руки мобильник.
— Видимо, ты уже все знаешь, и мне не нужно ничего тебе объяснять? Тогда я пойду.
— Конгфоб, я не хочу ничего знать. Я не хочу знать, с чего вдруг ты решил завести девушку, почему за моей спиной… Но ты кое-что забыл.

Шестеренка на тонком шнурке легла рядом с Конгфобом на стоящий у окна стол.

— Артит, что…
— Ты сказал, что сделаешь меня своей женой и заберешь ее. Если я возвращаю твою, значит… развожусь? Это ты забыл сделать, 0062.

Он не дожидается, что ответит ему бывший подопечный и бывший уже парень. Выбегает из гостиной назад в спальню, но сползает по стене, понимая, что задыхается. Что не может больше находиться в этой комнате, в этой квартире и этом гребаном городе, где его Луна вот так просто зажгла для себя новое солнце. Артит понимает, что плачет, когда хлопает входная дверь.

Тогда он почти выползает из спальни на негнущихся ногах, намереваясь как можно скорее убраться из этих стен, потому что на самом деле не может здесь больше сделать ни глотка воздуха, но первое, на что падает его взгляд — лежащая на столе шестеренка. Только шнурок другой, более толстый и темный. Артит берет в руку маленький кусок металла, что сейчас кажется тяжелее, чем когда-либо, режется об острый край, и легкая боль разгоняет дымку перед глазами. Маленький листок бумаги и неровные строки:

«Я должен вернуть тебе твое сердце, раз уж не уберег его».

Артит сминает бумажку и бросает ее на пол.

— 0062… зачем возвращать владельцу сломанную вещь?

Развод фанфик

Название: Изабелла, я требую развод!

Дисклеймер: ни на что не претендую. Права на главных персонажей принадлежат безоговорочно С.Майер. Все остальные придуманные мной.

Пейринг: стандарт (все пары присутствуют)

Жанр: Romance, Humour, AU

Размер: мини (около 8 глав).

Размещение: разрешение получено.

Саммари: Считается, что развод – это утомительный, долгий и скучный процесс. Но только не в случае очередного дела о разводе супругов Изабеллы и Эдварда Каллен. Наплевав на мнение своих лучших в округе адвокатов, они устраивают в зале суда настоящее шоу с неожиданными последствиями: судья Эммет Маккартни продолжает зевать в кресле, адвокаты обеих сторон Элис Брендон и Джаспер Уитлок в полной растерянности, репортер канала громких сплетен Розалии Хейл потирает руки в предвкушении, а наша парочка…..

Высокомерные, богатые, целеустремленные, умные и чертовски упрямые супруги Каллен слишком легкомысленно отнеслись к слову «Любовь». В итоге она застигла их в врасплох и растоптала высокомерие обоих в пух и прах.
Мораль: «Не нужно недооценивать коварную любовь.»

Фандом «Гарри Поттер»
Название: «Развод!»
Описание: Все бывает в семейной жизни.
Автор: oraserqubo
Беты и соавторы: nastyaKut
Основные персонажи: Лили Луна Поттер, Скорпиус Малфой
Пэйринг: Скорпиус/Лили
Рейтинг: G
Категория: Гет
Жанры: Романтика, Юмор, Фэнтези, AU
Предупреждения: OOC
Статус: закончен
Размер: Драббл

Желаем приятного чтения!

Фанфик «Развод!» — работа от автора oraserqubo, собравшая более 100 лайков.
nastyaKut помогали с написанием и выкладкой работы..
Ключевые действующие лица этой работы Лили Луна Поттер, Скорпиус Малфой.
Главная пара фанфика Скорпиус/Лили.
Фанфик относится к категории Гет, следовательно, важное значение в нем имеют романтические отношения между представителями противоположного пола.
Рейтинг этого фанфика G. Вкратце напомним, что означают рейтинги в фанфикшене, а вы уж сами решайте, что будете читать, а что – не будете. G – нет никаких возрастных ограничений. PG-13 – могут быть небольшие намеки на романтические отношения, но не выходящие за пределы невинных объятий, или наоборот – на страдания и насилие, но прописанные тоже без лишних подробностей. Словом, ничего такого, что способно навредить детской психике. Рейтинг R – тут уже все серьезней. Часто, но не всегда, имеются описания эротики и насилия, но без детальных описаний. допустимый возрастной ценз для этого рейтинга – 16 лет. Рейтинг NC-17 – все то же, что и в R, но только с подробным описанием. Мы бы предложили переименовать его в NC-18, но против традиции фанфикшена не попрешь. И, наконец, NC-21. Обычно данный рейтинг предполагает особо жестокие сцены. До того, как начать читать фанфик, ознакомьтесь с его рейтингом!
Размер Драббл. Коротко, какие бывают размеры: драббл – малюсенькая зарисовка, без логической завязки и развязки; мини – от 1000 до 10000 слов; размер миди – средний фанфик, от 20, но не более семидесяти листов текста; размер макси – большой фанфик, начиная от двадцати пяти тысяч слов.
Романтика, Юмор, Фэнтези, AU жанры произведения.
Напомним: до прочтения изучите предупреждения и не говорите потом, что автор вас к этому не готовил 🙂 OOC
Фанфик закончен.
Дополнительная информация от автора oraserqubo к его фанфику «Развод!» Небольшая зарисовка про Скорпиуса и Лили из моего макси «Все только начинается».
Приятного чтения!

Развод для разводилы

Привет, это Хвастун и Соня, а вы скучали! Официальный смайлик этого выпуска: 😃, потому что мы очень орали пока писали этот текст. Короче, мы вам написали, а вы почитайте за бокалом вина вечерком или кружечкой кофе с утра.

Дело о «рыбалке» Дерипаскииз тех сюжетов, которые есть у всех одинаковые, но двух похожих нет и не будет. Либо уже было, либо еще будет, либо слышал от “одного друга”. Вы готовы поверить, что Олег Владимирович Дерипаска, переживший всех желающих обратного результата, клюнул на бабу?…

Версия от Навального: «Рыбка-шалава»

Однажды какая-то бешеная баба в кожаных трусах из АП атаковала офис Навального. К счастью, господин вождь решил проверить, откуда она взялась, и начинается История.

Главное действующее лицо Истории — Олег Дерипаска. Олигарх, который зачем-то спит с этой самой Рыбкой. А деньги он конечно не зарабатывает, а ворует: нельзя не воровать, если ты имеешь связи с Большими Людьми! А еще этот самый Олегарх закидывал деньгами Манафорта и хамил американским журналистам: в общем, и без Рыбки умеет устраивать блядство.

А вместе с Дерипаской в одной воде плескался Приходько. Он — коррупционер, взяточник, а рыбку ловит на яхте с Дерипаской, ужас. Кстати, он видел всех президентов, влиятельнее чем Лавров, а еще дружит с Нуланд. Но вообще, повторяет вождь, Приходько коррупционер, взяточник и вор, и живет по соседству с такими же ворами-чинушами.

Еще в действующих лицах: Манафорт, американский негодяй-технолог, на контракте у русских, топил за Трампа в их интересах; и Скуратов: пример для подражания, генпрокурор, уволенный Путиным за видео с проститутками.

Профит! (На самом деле нет).

На следующий день Навальный опубликовал дополнение, хотя казалось бы, ну куда еще-то. Жадность и погоня за хайпом, или помощь целевой аудитории, которая ничего не поняла? А может даже и заказчик, который тоже ничего не понял, сердито топнул ножкой и потребовал дополнительных разъяснений?

Трудолюбивые Хвастун и Соня разобрали ролик про “Рыбку” на атомы и почти надорвались, пытаясь их все собрать по углам интернета. И если вы думаете, что поняли все, что можно было понять, советуем выдохнуть и медленно вдохнуть. А теперь почитайте.

Дополнительный премиальный контент

Может быть, они хотят замять свой скандал в еще большем скандале. Может быть, тут идея просто довести всё до абсурда. Пусть все говорят об изнасилованиях и никто не говорит про…

… Приходько, который, если забыли — главный жулик и вор! И это не все, самую вкусноту они вынесли под тэгом “p.s”.

Оказалось, что “дебил на контракте АП “, который виднеется в ролике с бабами, трусами и офисом ФБК — Сергей Толмачев. И ему помогал “жулик и охламон” — Евгений Минченко… который вместо выгуливания рыбки в Москве был в Норильске, где впервые пошел на хоккей. Вернемся к нему чуть позже.

Сергей Толмачев — депутат законодательного собрания Красноярского края (про Едро наврал нехороший Навальный). До этого он был депутатом Красноярского городского совета, куда попал в 2013 году, как говорят (хвастун, кто так говорит?) благодаря тренингам Алекса Лесли, того самого, который сутенер Насти-Рыбки.

Тут на Толмачева все каааак прыгнули, и даже подняли какое-то видео. Но практика НЛП и тренинги Алекса Лесли сделали свое дело. Толмачев играючи отбился одним единственным постом, где отрицал участие в рейде на Штаб Навального и любые коммерческие отношения с Лесли. Да и вообще, он сам уже давно примерный семьянин.

Так что пора-пора-порадуемся за депутата заксобрания из Красноярского края, который лишь праздно шатаясь по Москве встретил своих подруг и “Лайфньюс”. Не каждому мужичку с внешностью потрепанного бандита так везет в этом городе: иным и по башке могут дать, чтобы неповадно было.

Другая точка зрения

Москва 20!8. Штаб Навального атакуют девушки в латексе из “гарема” Алекса Лесли. Хороший друг этих девушек, депутат заксобрания Красноярского края Сергей Толмачев, который в свое время как кандидат в мэры «стоял, дрочил и не боялся», “случайно” оказался в Москве и в объективе Лайфньюс.

Посмотрев расследование ФБК, пользователь ЖЖ Денис Стяжкин совершенно случайно узнал в “получателе контрактов из АП” Сергея Толмачева и написал об этом два поста. Случайно прочитавший об этом Навальный выпустил дополнение к своему расследованию.

Из этого дополнения мы узнали, что Толмачев — охламон, его друг Евгений Минченко не только охламон, но и жулик, и Земля слегка кругловатая, но это не точно. А жулик Минченко, кстати, яростно топит за ВРИО Губернатора Красноярского края Усса.

Будто бы он не жулик, а политтехнолог на зарплате.

Соня ненадолго проснулась, посмеялась что Минченко вбросил канал Толмачева в широкую телеграм-аудиторию 6 февраля, а расследование вышло 8-го. Как будто бы что-то знал, ну!

История крутилась и вертела хвостом как немолодая проститутка, но тут Хвастун и Соня случайно вышли на пару источников. За чаем, как водится, решили разобрать расследование Навального по кусочкам. Увлеклись процессом и случайно написали вам текст (вы же наверняка скучали).

Как все оно было и как мы до этого додумались

Аналитик — это такой исследователь, привет. А по факту, если ученым выдают на конференциях премии, то нам иногда разрешают писать в наш уютный телеграмм канал, в перерывах между рытьем окопов.

Мы (как и всегда) использовали известные нам факты, события, сведения, информацию источников (и чужих, и своих) и ваши любимые сплетни. Все это добро мы отбирали через призму сюжета Навального, здравого смысла и собственного опыта, стремясь открутить картинку.

Где-то по дороге мы СЛУЧАЙНО вспомнили слив от Шалтая-Болтая про “Сосны”, где живет боевое звено поволжья:
Володин—Неверов—Приходько

И смотри-те ка вовсе не Сечин и не Токарев, как нам сказал Навальный. Откуда мы это взяли? А вот вам: отсюда, отсюда, отсюда или отсюда. А Терегулов, если помните — однокрупник Олега Дерипаски.

Цепная ПЯРакция

Два источника подтвердили, что в апреле-мае 2017 какие-то пиарщики протолкнули 2018.lesley.com, как спойлер Навального. В составе ПЯР-коалиции они конкурировали с рядом других проектов, например певичкой Алиной Вокс и рэпером Птахой. Жарко не было.

Сначала мы думали, что хурма с пикапом и куртизанками — дело рук Толмачева и Минченко. Ну подумайте сами, Толмачев — НЛП-чудак и действительно хороший друг Лесли.

Минченко к счастью НЛП не увлекается, но ходит смотреть на хоккеиста Потанина, пиарит Лесли в канале, и в конце-концов технолог, заказ есть заказ.

Ребята взяли заказ, ребята отработали и качнули, а потом получили ответочку, логично же ну? Если не нравится “заказной” сценарий, можно все смело списать на личные мотивы. Простой пример: авансы на “санкции” заносили Приходько поди все как один, а вот результат устроил уже не всех.

Тоже самое с Минченко, вы ведь не думаете, что Приходько туда-сюда по Америкам сам лично катался? Ну конечно нет, для этого есть гранты для всяких вот Минченко.

Рептилоиды затаили дыхание, а мы начали смотреть, кто еще мог бы вломить Приходько и Дерипаске… Наша гипотеза простая — рыбка на крючке была нужна, чтобы зафиксировать развод, поднять чуть-чуть пиара и раскрутить проект Лесли. Такой вот “взрывной” пиар: об этом читайте ниже.

Нашли текст про нелегкую жизнь Анастасии Ивановны Вушкевич aka Настя-Рыбка. Расплакались. Пнуть рыбку-разведенку с прицепом и сломанной стараниями сутунера психикой (классика) уже успели до нас. Можно подумать больно хотелось.

И вообще, зачем пинать бабу, которая на таком хайпе даже инстаграмм, и тот не раскрутила =\ Давайте поможем ей, что ли, раз накруточки не помогли.

Залив рыбим жиром душевную рану, мы взялись уже за сутенера по прозвищу Алекс Лесли. Оказалось, что никакой он не Лесли (ожидаемо), но самый обычный Александр Сергеевич Кириллов, прописаный в доме №59 по улице Фрунзе города Витебска, республики Белорусь (но это не точно). Его тоже искали до нас, что-то даже нашли, но самое вкусное — нет.

Александр похоже действительно закончил Механико-Математический факультет МГУ, а мы действительно читали ЖЖ lesley82, напоминающий фанфик по “Превращению» Кафки, но только не в таракана, а в пикепера. Там мы нашли пост о том, как альфач-Лесли защищал диплом, а потом трахал двух телок, а за год до этого опубликовался в научном журнале. Ну мы ж не лохи, взяли да нашли его статью в журнале «Проблемы Механики» номер 3 от 2003 года, кстати, весьма слабоватую для Мехмата.

И теперь вы знаете, как выпускник Мехмата МГУ Александр Кириллов вполне мог стать резидентом того самого попил-кластера Сколково. Но не торопитесь, если уже знаете про Сколково и Лесли, ведь в игру наконец вступают деньги, и начинается самое интересное. Мы начали копать и нашли такое… что даже ребята с двачей, люркавшие лесли заплачут, читая нас.

Специально для наших друзей-конспирологов (и не конспирологов) живущих на бордах.

Вероятно, что за ящиком [email protected] сидит “коллективный” Алекс Лесли (но это не точно ;), тогда:
— Тайная Биткоин Империя Алекса Лесли
— Hammer Web Solution из Лондона, но с хвостами в Австрии
— на SLIDESHARE,
— Power-sellers-USA
Удачи, искатель из /zog/, /po/ или даже из /b/ (и не ври, что нет).

“Всегда в тени”

Начнем с того, что согласно записям, внесенным в ЕГРЮЛ, существует некий Александр Сергеевич Кириллов. Как гражданин Беларуси, он не имеет ИНН, но благодаря либеральному законодательству (ПРОКЛЯТЫЙ РЕЖЫМ, йохохо и бутылка скреп!) стал учредителем ряда юридических лиц в России. Как гражданин Лесли живет с пустотой вместо ИНН, мы не знаем. Кстати, Лесли это или нет, мы тоже не знаем. Но…

ИНН или нет, но компания в Нью Йорке — явно в наличии:

Александр Кириллов-Лесли — успешный пикапер и успешный ну, как бы, бизнесмен. Все уже нашли его сколковские дела, кажется, но мы напомним:

Заметили имя гендира? Держим в уме, идем дальше 😃

Александр Кириллов-Лесли владеет 90% ООО «Центр интеллектуальных систем прогнозирования». 10 % — чувак по имени Александр Ходос (где-то видели фамилию, ага?).

У Ходоса и Кириллова-Лесли неплохие рабочие отношения: кроме «систем прогнозирования», они вместе работают над ООО «Лаборатория по превентивному стохастическому менеджменту». Страшно подумать, что это вообще такое, ну да ладно. По учредителям там такой расклад: Куликов Вадим Геннадьевич, Кириллов Александр Сергеевич (это, видимо, Лесли), Кириллов Сергей Анатольевич (а это, видимо, Лесли-папа, вот еще выписка) и Ходос Александр Викторович.

Александр Викторович не простой человек: он — Бизнесмен. И руководитель ГК «Демиург»: туда входят аж три компании, которые занимаются примерно всем, но в основном — рекламными поверхностями (и еще почему-то песочницами).
Отдельно отметим интересную тенденцию этих ребят кучковаться вокруг Международного Славянского Института, которому кто-то дал имя Державина.

БОЛЬШАЯ И КРУТАЯ СХЕМА 😃

Синим обведены компании в Британии, Красным — БиВиАйка. По данным ЕГРЮЛ, компания “Демиург” и Александр Ходос сейчас уже не имеют отношения к “Центру Полимеров”. Но жизнь сложнее чем ЕГРЮЛ.

Для особо вдумчивых:

Нормальный такой бизнесмен с человеческими проблемами: где — людям выплатить зарплату умудриться (а когда у тебя пяток огромных компаний, это не очень легко), где — госконтракт найти на 60 лямов на «озеленение» кошелька и, видимо, Москвы.

Но в целом как бы печально ни выглядела картина в «интернетах»:

+12013–08–15 12:35 Уволенный И, что Ходос прибежал и сразу выдал всю черную зарплату? Белую, то он сразу при увольнении выплачивает! Благо она у всех 10 тыщ. в месяц! Сейчас он вообще официально даже не директор! Ген. дир. ЦП была назначена Тимофеева, бывшая начальница отдела кадров, туповатая женщина, так что ни о какой ответственности со стороны Ходоса сейчас речи не идет! И на все вышеперечисленные инстанции он плевал! Не знаю ни одного уволенного с того года кому бы он выплатил черную зарплату! Давайте будем реалистами — люди уволенные в том году уже ничего не получат, да и срок давности претензий по зарплате всего 2 месяца с момента увольнения!

Не такая уж она плохая на деле: примерно тогда же, когда вышла книжка Насти Рыбки, «агенство Демиург» (название-то, а!) получило гос. контракт на 60 миллионов рублей от ГБУ Москвы “ОЗЕЛЕНЕНИЕ” (зачастую соревнуюсь с одними и теми же компаниями, а именно ООО “Теплоэнергетика”, но это ладно уж).

А теперь следите за нашими ловкими и прекрасно гуглящими руками:

Такая штука, короче тут СЛУЧАЙНО совпало два события. С одной стороны 27 октября 2016 года вышла книга про похождения доблестной Рыбки. С другой стороны 25 октября 2016 года кто-то получил первый зеленый транш.

Но если вы думали, что это все, что Хвастун и Соня смогут найти, вы ошибаетесь. Например, мы просто блять погуглилили, и обнаружили резюме одного вашего руководителя руководителя отдела продаж. Отличный он у вас сотрудник: на такой зарплате небольшой и столько вам проблем решил, столько контрактов выиграл (аж на 700 ярдов), и рассказал об этом в резюме. Ваше счастье, что Хвастун и Соня вежливые молодые люди и не дают нехороших ссылок; а вы выпишите мужчине премию, таких спецов мало.

Ну что, продолжаем? 😃

Вадим Геннадиевич Куликов. Кстати — первый заместитель генерального директора — главный инженер Агенства по технологическому развитию

У него даже круче история чем у Лесли: одно имя, но две биографии.

К вопросу о рекламе: выше вот его дружбан Александр Ходос… У которого «крупнейшая в России компания по производству рекламных носителей»… Довольно объяснимо, откуда у него такие клиенты хорошие 😃 Но Соня не акцентирует, нет.

Закопалась я в общем про него читать, но вот чего нашла:

На настоящее время Вадим Куликов активно развивает проекты направления “CleanTech”. Совместно с партнерами по фонду “Majorseco Funds Management Ltd» (кипрский, кстати, офшор) уже проинвестированы и начали реализацию следующие проекты: “Эковэйв Технологии”, “Траектория”, “АромаТэк”, “Нанобионика”, “Сберват”, “Ultrasonic Technologies”, “Вода России”, “Узнай.ru”, “Vitrina A». Банк там еще интересный, на схемке посмотрите!

Ей сейчас очень лень выкапывать все эти схемы, развлекайтесь сами 😃 Но один из проектов «Эковейв», судя по интервью Куликова, как-то там активно продвинул господин аж президент — в сферу ЖКХ. Почитать про ЖКХ и Госденьги можете вот тут.
А где госденьги, там и…

Знаете, вот Навальный все время обвиняет всех в том, что они жулики. Они-то конечно жулики, только он тоже жулик…. (но это не точно).

А вот друзья Лесли — они хуже чем жулики. Они действительно пиарщики, и, судя по всему, довольно безвкусные.

Один его друг написал много книг себе и другим. Сонина любимая — «Вся правда о дневном сне». А все остальные, судя по всему, какое-то говно.

Масленников отметил всех любимок, с которыми работал в 2к16 ❤️ ❤️

Писатели дружны друг с другом, а особенно — хуевые писатели. Так и Масленников дружит с одним таким хуевым писателем — по имени Сергей Фаер.

Этот же Фаер — дружбан и «ученик» Лесли. Его имя мы с Хвастуном все время читаем как «Фраер». Хотя он, конечно, нет. В подробности секс-тренингов предпочли не вдаваться, а то нашу Соню уже тошнит

Еще Масленников дружит с сестрой Василия Бровко (но это не точно), а почему это смешно, сами гуглите, не маленькие уже.

И, финальная нота: Сергей Яковенко, «врач» и «клонирователь» Олега Дерипаски:

Интересно, знает ли Олег Владимирович про Департамент ТРИЗ компании “Базовый Элемент”, ТРИЗ резерв ПАО “РусГидро”? А как вам Методолог Щедровицкий на конференции по ТРИЗ в МИСиС? или вот, однофамилец Ходоса, Игорь в одной из лабораторий МИСиС? И почему же везде лезет этот ваш МИСиС…
Самое смешно, что вся вот эта ТРИЗОФИКАЦИЯ лишь детские игрушки на фоне МТРИЗ, старшего брата ТРИЗ. Начнем с того, что там пять платных уровней крутизны (саентологи!111), получать которые ездят получать в Китай. Этим пожалуй и закончим тему “Методологии”. Ах да, забыли совсем:

Надеемся, что Вы не забыли для чего все это было-то? Напоминаем!
Мы как бывалые параноики считаем, что ОВД заказал сам себя — эту гипотезу и проверяли. Он знал, что видос опубликован, он фоткается и вот это вот все. Но мы же не Беспощадный пиарщик, который может слить свою теорию под тегом #намПишут, поэтому искали мотив и связь между Дерипаской и Лесли.

если не в курсе, прочитайте ну вот например TheBELL:
С мотивом все просто — развод, санкции и бла-бла-бла.
“Сегодня из проспекта лондонского IPO компании En+ Олега Дерипаски выяснилось, что в октябре компания выпустила и передала 6,9% собственных акций жене миллиардера, Полине Дерипаске. Исходя из оценки компании перед IPO, стоимость этого пакета — от $500 до $600 млн.”

Верна ли оказалась гипотеза? Крайне вероятно, — да. Так и быть, ловите вишенки на этот большой тортик, в первую очередь они для тех, кого мы не убедили.

Хотелось бы верить, что деньги и правда пошли на “Слово живое и мертвое”. Как-то грустно было бы, окажись, что наши налоги пошли на гонорар Масленникова на вот этот шедевр.

Отчеты с проведенной конференции тут и тут, но важно другое. Важно, что еще в 2007 году компания ПРОСТО ПИАР И КОНСАЛТИНГ получила контракт прямиком из бюджетов РОСПЕЧАТИ.
Вы же помните, что Роспечать — семейный актив Дерипаски, который обещал задавить” ФГУП “Почта России”?

Развод фанфик

Глава 1 или Какого.. Грейнджер?!
«Астория.. Астория-Астория.. Да черт бы побрал эту гребаную Гринграсс! Хотя, она же миссис Малфой! Ненавижу ее. Сколько же золота я потратил на эту жадную, глупую, безрассудную..»
-Мистер Малфой! Мистер Малфой, вы меня слушали?-судя по недовольному лицу нотариуса, парень пропустил что-то важное.

-Да-да, Люцифер, я тебя слушал.-Драко устало провел рукой по платиновым волосам. Наконец-то развод! Как же он был рад.

-Судя по вашему отстраненному выражению лица, мистер Малфой, вы не очень то и хотите разводиться,- мистер Венткрофт откровенно издевался над молодым человеком.- Но, я привык, и, пожалуй, повторю. Для того что бы развестись вам осталось выплатить небольшую моральную компенсацию миссис Малфой.

-Моральную компенсацию?-Драко едва сдерживал нахлынувшую на него дикую ярость.-Я? Ей? За что?

-По брачному договору вы обязаны, мистер Малфой. -Драко чуть не поперхнулся, а Люцифер Венткрофт вежливо улыбнувшись, продолжил.-Сумма.. Я не хотел бы говорить ее, потому что моя семья вряд ли будет меня хоронить так скоро. Прошу вас ознакомиться самому.

Малфой с нетерпением взял красивый длинный свиток и провел беглым взглядом. Удивление в глазах Малфоя забавляло нотариуса, хоть он и старательно делал вид, что его не беспокоит содержимое.

-Миллион золотых?! За что?! Эта сучка даже не спала в моем доме, ни то что в моей кровати! Она потратила почти все свое приданое! Опозорила мою семью! А я ей за это вежливо протяну миллион золотых?! Да я 100 Асторий смогу купить на этот миллион!-Драко был в ярости. Дикое, всепоглощающее пламя сжигало его.

-Мистер Малфой, вас не заставляют разводиться. По моему скромному мнению, миллион золотых стоит того, что бы никогда больше не связывать свою судьбу с такими как ваша жена. При всем уважении к вам и вашей жене.

-Да, Люц, ты прав. Где подписывать?-Драко безумно устал от Астории и ее вечных выходок. «Пророк» просто обожает ее. Более тупого создания они просто не нашли. «Милая, здравствуй. Советую собирать вещи, и приходить с ними в Министерство. Там тебе все расскажут и даже инструкцию принесут. Доброй ночи, дорогая»-продумывая каждое слово, бывший слизаринец вышел из дома и решил просто погуляться, развеяться, так сказать. Вдруг, хлопок аппалирования и перед самыми его ногами падает тело маленькой девушки.

-Какого.. Грейнджер?!-парень огляделся, но вокруг не было ни души. Как назло. Слизаринец заметил пятна крови на одежде девушки, а дальше все было как во сне. В его голове стучала только одна мысль «Спасти!»

-Драко..-услышал он тихий голос Гермионы.-Драко..

-Держись, Грейнджер!-стиснув зубы прошептал Малфой.
Хлопок, и они аппалировали в Малфой-мэнор.

-Зукки, Шанси!
Домовые мгновенно появились на зов. Увидив девушку на руках у хозяина эльфийки хором сказали:

-Мисс Гермионе нужен доктор? Мы все вылечим. Вам нужна еда? Сделаем. Ванна для обоих? Через минуту будет. Все в тайне? Слушаемся, хозяин!-и протянули ручки к грифиндогрке.

-Да, вы как всегда угадали. Спасибо, дамы. Мне все как обычно. За Гр..Гермионой тщательный уход. Как проснется — сообщить немедленно! Зукки, прикрепляю к тебе ее. Заботься о ней. На ближайшее время она — твоя хозяйка.

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Развод»

Мой первый опыт по написанию Коклз.
Начинала писать до родов, закончила уже после, поэтому в повествовании могут улавливаться некоторые неровности, но мне дико хотелось это закончить. Надеюсь получилось прилично.

Коллаж от ShevChat, который лично меня растрогал до слёз:
http://images.vfl.ru/ii/1504033947/4c47b6e0/18415323.jpg

— Мне нужен развод, — голос раздался в тишине художественной мастерской как пушечный выстрел, и Миша невольно вздрогнул. Он готовился к этой фразе последние три года, но вся подготовка рассыпалась, когда любимый человек произнёс эти страшные слова.
Он неловко мазнул по холсту, оставляя совершенно лишнюю и ненужную черту. Но испорченная картина была сущей ерундой перед разверзнувшейся пропастью. Этот день настал. Он должен был настать, не стоило надеяться, что зыбкое перемирие приведёт к чему-то хорошему. Поэтому он собрал силу воли в кулак и кивнул головой:
— Да, конечно. Я подпишу все бумаги.
Дженсен вышел из студии, не произнеся больше ни слова. Это конец. Самый настоящий, самый реальный и от этого никуда не скрыться. Их почти пятнадцатилетним отношениям пришел конец. И виноват в этом исключительно он. Миша. Талантливый художник, который три года назад не смог устоять перед соблазном и удержать свой член в штанах.
Он никого не винил в случившемся. Ни того парня, который настойчиво соблазнял его в течении нескольких недель. Ни мужа, который пропадал на съёмках месяцами и вернулся в самый неподходящий момент. Он даже алкоголь не винил, ибо был не так уж и сильно пьян. Во всём был виноват только он один. И день расплаты пришёл.
Он опустился на пол, смотря перед собой невидящим взглядом, и пытался не сойти с ума. Опустошение, боль, желание взвыть от безысходности. Он потерял Дженсена окончательно и бесповоротно. Все годы счастья рассыпались перед его потухшим взором, и он мог только вспоминать самое светлое, что было в его жизни.

Их роман начался ещё в университете. Он — подающий надежды художник, Дженс — талантливый актёр, который ещё будучи студентом снимался в успешном сериале, и его карьера обещала пойти в гору, потому что он выкладывался по полной программе. Дженсен Эклс с самого детства видел перед собой цель и шёл к ней. Богемные тусовки были сопутствующим фактором их двух профессий, но познакомились они на улице, когда у Миши рассыпались все принадлежности для урока из-за лопнувшей лямки на сумке. И этот зеленоглазый обворожительный парень бросился помогать ему. Было волнительно, в один миг что-то такое возникло между ними, какая-то тонкая связь душ. Миша это очень хорошо ощутил, это прошло теплом через его сердце и обволокло всё его тело. Дженсен был прекрасен, совершенство, а Коллинза всегда восхищало всё идеальное.

Тонкие пальцы трепетно и нежно прошлись по обнажённой груди и задержались лёгким поглаживанием по левому соску.
— Ты совершенство, Дженс.
— Ты преувеличиваешь, как обычно.
— Нет, милый. — подушечки пальцев дразнили затвердевший сосок и мягко поглаживали ореол. — Ты самый прекрасный и идеальный человек на свете. И ты только мой. От макушки до кончиков пальцев. — Миша начал чередовать свои комплименты с мягкими и влажными поцелуями, сводя с ума своего парня. Дженсен был немного робок во всём этом, и ему нравилось раскрывать его потенциал, нравилось соблазнять его и предлагать своё тело, видя, что тому это безумно нравится. Они встречаются всего пару месяцев, и он сходит с ума от счастья, что этот парень ответил ему взаимностью. — Ты моё счастье, Дженс. И я люблю тебя. Всегда.
Поцелуи опустились ниже и губы выцеловывали лёгкий узор вокруг пупка, заставляя Эклса стонать и слегка вздёргивать обнажённые бёдра. У них совсем недавно был просто чумовой секс, но он был снова готов. С Мишей хотелось заниматься этим постоянно. Он скопище сексуального магнетизма и страсти, с ним по-другому нельзя.
Пухлые губы опустились ниже, мягко прихватывая немного смуглую кожу, но не оставляя засосов. У Дженса съёмки и нельзя ставить метки, а так хочется. Хочется, чтобы каждый человек в мире видел, что этот парень занят. Губы насадились на член и опустились практически до паховых волос. Это было не просто, но и Дженс ещё не приобрёл полную мощь. Пока была возможность, Миша вбирал желанный ствол так глубоко как мог. Эклса хватило не на долго, он очень скоро стал твёрже и мощнее.
— Мишааа.
— Ох, сладкий. Позволь мне нарисовать твой член, прошу тебя.
— Извращенец, — актёр мягко засмеялся и запустил руку в тёмные пряди. — Просто смотреть уже не возбуждает?
— Не говори глупости. Но нарисовать его.
— Ещё и фетишист.
Миша поднял глаза, беря член снова в рот и сглатывая, от чего у Дженса электрический ток пробежался по всему телу. Хватка на возбужденной плоти стала крепче, и губы задвигались в ускоренном темпе, доводя блондина до оргазма.
Вытирая сперму с губ, Миша самодовольно ласкал опадающий пенис и яички. Дженс развёл ноги пошире и зачарованно смотрел на своего парня.
— Люблю тебя, знаешь?
— Знаю.

К концу выпуска они были неразлучны и вскоре после получения дипломов начали жить вместе, как семья. При первой же возможности они поженились официально, но всегда считали днём бракосочетания тот день, когда ввалились в свою общую квартиру, мокрые от дождя, счастливые и возбужденные. Им было хорошо с самого первого дня. Карьера Эклса шла в гору семимильными шагами, в то время как Мише приходилось обивать пороги художественных галерей несколько лет. Но успех мужа не принижал его, наоборот, он гордился им, поддерживал, стремился во всём быть ему опорой и поддержкой. Они были счастливы и влюблены много лет, ярких и безоблачных. А потом к Мише пришёл успех. И это вскружило ему голову. Выставки, признание, продажи его картин за рубеж, заказы от частных коллекционеров. Дженсен гордился им, светился от счастья, видя успех своего мужа. А потом всё рухнуло. Взгляд некогда ярких, зелёных и волшебных глаз потух, когда он вошёл в студию тем сентябрьским вечером и застал там обнажённого парня-натурщика в объятьях любимого мужа. Миша изменил ему в их собственном доме с каким-то юнцом, которого рисовал. Так пошло и банально. Так больно…

— Это правда? – Себастьян смотрел с сочувствием и лёгким неверием.
— Правда. Я подписал документы. Сегодня.
Миша опустил глаза, делая вид, что изучает меню. Себ выцепил его прямо из конторы адвоката и вытащил на серьёзный разговор.
— Все давно заметили, что происходит что-то странное, но чтобы вот так сразу и развод. Миш, это же вы. Ты и Дженс, как сладкая парочка Твикс. Как два сапога – пара. Как правая и левая рука. Как Мона Лиза и её долбанная улыбка. Сколько помню, вы всегда вместе.
Никто из друзей и родных не знал, что произошло три года назад и что всё это время они спят в раздельных спальнях, играют на публику, чтобы не портить имидж, и просто притворяются. Дженсен предложил хрупкий мир, он даже не стал устраивать сцен, скандалов, швыряться вазами и стульями. Он разочаровался, и это было настолько страшно, что у Миши периодически волосы дыбом вставали, видя результат его похоти. Он практически растоптал самого важного человека в своей жизни и не мог ничего с этим поделать. Один необдуманный поступок, порыв, который можно было сдержать, ведь можно было. Но, увы. Он пустил под откос обе их жизни и не имел больше права голоса. Они договорились через какое-то время, что будут в браке до тех пор, пока кто-то не встретит кого-то. И Дженсен встретил.
— Больше не вместе.
— Кто был инициатором развода? – Роше не собирался сдаваться, не собирался сочувственно молчать, ему нужна была правда, и он докопается любой ценой.
— Дженс. У него кое-кто появился.
— Сукин сын.
Миша покачал головой и поднял глаза на друга:
— Он ни в чём не виноват, Себ. Он просто обрёл счастье, которое я имел глупость разрушить.
— В каком смысле? Он бросил тебя ради какого-то парня?
— Девушки.
Брови Себастьяна поползли вверх:
— Неожиданно.
— Закономерно. До меня у него не было ничего с парнями, он би, в отличии от меня. И я уверен, что она очень хорошая и подходит ему. Иначе и быть не может, — грустная улыбка коснулась бледных губ. Он любит Дженсена и желает ему только счастья. Он не смог сберечь его, не смог пронести их чувства через всю жизнь и растоптал любовь самого дорогого ему человека.
— Надеюсь, ты отсудил у него хотя бы половину?
И снова покачивание головы и усмешка:
— Нет, Себ. Я оставил всё ему. Брачного контракта у нас не было, Дженс порвал его в день свадьбы. Сказал, что для настоящей любви не важно, кто больше зарабатывает, и что весь этот договор пошлость. Он всегда был щедрым и не заморачивался по поводу моего положения.
— Это, конечно, всё очень благородно, Миш. Но какого хера? Мужик ушёл от тебя, а ты…
— А я предал его три года назад.
Они несколько секунд смотрели друг другу в глаза. Себастьян не понимал, что происходит, и от этого начинал тихо свирепеть. Миша судорожно вздохнул и закрыл наконец-то несчастное меню. Рядом тут же материализовался официант, и он заказал себе виски, Себ кивнул в знак согласия и прибавил к этому два салата с ростбифом.
— И что это значит?
— Что я мудак и сволочь. Я изменил ему.
— Ты? – светло-голубые глаза блондина выражали полнейшее недоверие. – Серьёзно?
— Более чем.
— Мы всегда думали, что это Дженс сорвётся на съёмках рано или поздно и закрутит с кем-нибудь служебный роман.
— Вы ошиблись. Служебный роман закрутил я. Точнее, пытался закрутить, поддался искушению и очарованию юного парня. Как затмение какое-то нашло. И как это бывает, в самый неподходящий момент Дженс решил устроить сюрприз и приехал домой раньше.
— Чёрт, хреново.
— Это уже не важно. Что было, то было. — вспоминать это и признаваться было тяжело. Он порадовался, что именно в этот момент перед ними поставили два бокала с виски. Алкоголь сглаживал и придавал силы. — Я убил его чувства, разрушил наши отношения и поэтому не имею никаких прав. Этот дом, это его дом. Как и яхта, как и домик на побережье. Он покупал это всё на свои гонорары для меня. Он окружал меня заботой и вниманием, а я поступил как мудак.
Себ осушил бокал с виски и попросил тут же ещё. Он был шокирован признанием друга, такое не укладывалось в голове.
— Но, быть может, не всё ещё потеряно? Вы ведь каким-то образом прожили три года под одной крышей. Может, есть шанс что-то изменить, исправить?
Только что разведённый мужчина покачал головой из стороны в сторону:
— Ничего уже не исправить, Себ. Первое время я испытывал какую-то надежду, особенно когда у нас случался секс. Пусть молча, пусть без всех наших игр и прелюдий, но случался. Только вот. — он мрачно ухмыльнулся. – Каждый раз после этого он испытывал такое отвращение, что уходил на пару часов в ванную, чтобы отмыться от меня. А потом уезжал на месяц или больше. И все мои надежды на прощение разбивались снова и снова. Нет никаких шансов, особенно теперь, когда он нашёл себе женщину. И я идиот, я должен был почувствовать, что что-то изменилось. Он изменился, стал более уверенным, радостным. Я думал, что его отпускает вся эта ситуация, но снова ошибся.
— И что теперь?
— Не знаю. Я уеду, скорее всего в Европу.
— Коротышка знает?
— Да. Он в шоке, но смирился. Собирается ехать со мной, чтобы я не ушёл в запой и депрессию.
— А ты можешь?
Миша пожал плечами. Он знал, что алкоголь не помогает, пробовал этот метод. А в депрессии он пребывает последние три года, так что это состояние его уже не пугает. Надежда давно умерла, как и какие-то части его души, как и тепло зелёных глаз. Его картины стали угрюмее, с оттенками бордовых и коричневых красок. Их по-прежнему признавали, его талант почему-то сверкал, и он ненавидел всех этих людей. Почему им нравится его дно?

Первая затяжка принесла то самое наслаждение, ради которой она и делалась. Дженсен запрещал ему курить, гневно вырывая сигареты из рук и изо рта. Шипел, что не позволит гробить свою жизнь таким идиотским способом. И это было мило. Всё было мило.
Воспоминания по-прежнему приносили боль, но он научился получать от этого удовольствие. Что ему оставалось, кроме как эти трогательные моменты прошлого? Ничего. Он давно не ощущает вкуса жизни, удовольствия от чего либо. И только эти осколки счастья питают его и не дают уйти за край.
Парень на постели уже завязывал шнурки на кроссовках, и Миша лениво обернулся, чтобы заметить, как деньги исчезли в кармане джинсов, а одноразовый любовник исчезает за дверью. Раньше он брезговал проститутками, считал, что платить кому-то за секс унизительно как для шлюхи, так и для него самого. Теперь это норма его жизни. Он по-прежнему брезговал и не снимал парней на улице, предпочитая дорогие эскорт-услуги, благо финансы позволяли. Но он никогда не заказывал одного и того же парня. Какая-то прихоть обречённого, он и сам не знал, что в этом было такого. Видимо не хотел привязываться.
Он даже не пытался начать с кем-то нормально встречаться, не знакомился с новыми людьми, не сходился ни с кем и жил в отелях, переезжая из города в город. Ему нравился, если бы стал оценивать своё отношение, этот образ жизни. Он по-прежнему рисовал, на горизонте маячила новая выставка, Ричард постоянно заставлял его двигаться, не опускать руки и творить. И он творил. Его картины избавились от цвета крови и уныния, теперь их переполняли оттенки зелёного. Ричард назвал это всё его «изумрудным периодом». Как поэтично.
Дженсен преследовал его везде и всегда. В мыслях, в картинах, во снах. Даже сейчас, занимаясь сексом, он сравнивал чужое тело с тем, родным, от которого сходил с ума столько лет. Дженс был сильным. Даже в юности у него было крепкое тело, под которым хотелось плавиться и раскрываться. Он брал его с особой нежностью и страстью, всегда заботясь, но сходя с ума от желания. Он рычал, когда Миша соблазнял его и дразнил, особенно где-нибудь на вечеринке, где полно людей и прессы. Трахаться с ним в какой-нибудь подсобке или туалете было особым фетишем художника. Он любил это. Но сейчас. Сейчас он платит за то, чтобы самому трахать какого-нибудь паренька. Это его особое наказание. Ведь именно поэтому он изменил своему мужу. Какое-то идиотское состязание в его воспалённой голове. Дженсен редко позволял ему быть сверху. И его это начало раздражать. А тот парень… Он даже имя его постарался забыть, чтобы не мучить себя. Но тот парень… Он так смотрел на него, так преданно и похотливо. Он предлагал ему себя, открыто и откровенно. Всегда готовый, доступный, с обожанием в глазах. Он был дьяволом во плоти. Очень сексуальный и доступный. И его так легко было взять.
Сигарета закончилась раньше, чем он успел насладиться ею, и пришлось закурить вторую. После секса приходило какое-то опустошающее умиротворение. Тело благодарно покалывало, но внутри всё выло и скреблось. Всё это было суррогатом и фальшью. Все эти парни, даже с русыми волосами и зелеными глазами, все они были обманкой. Никто из них не мог сравниться с Дженсеном. Никому из них он не позволял доминировать в постели. Он ведь хотел именно этого пять лет назад. Хотел овладеть податливым телом, доказать самому себе, что он мужик и может осчастливить любого будучи сверху. Вот теперь и доказывает. Самому себе, ибо всем наплевать на него.
Звонок раздался неожиданно, и оторвал его от созерцания бездны. Номер был незнакомый, но возможно это заказчик. Ричард любил раздавать его номер на право и налево, поэтому постоянно приходилось менять телефоны.
— Алло?
— Миш?
Этот голос. Чёрт возьми, каждый волосок на теле встал дыбом, когда он услышал эти три буквы своего имени. Сигарета выпала из рук и полетела вниз с балкона, но он даже не заметил её побега.
— Дженс? — голос хрипит, и он пытается взять себя в руки.
— Привет, Миш.
— Привет.
Во рту пересохло, и не только из-за сигарет. Он не слышал этот голос вживую уже два года. Он смотрел его фильмы, уничтожая самого себя изнутри и вспоминая, как тот бывает соблазнительным и тягучим.
— Что-то случилось?
— Случилось…
Мужчина на другой стороне телефонного звонка провёл рукой по лицу и глубоко вздохнул:
— Я стал отцом.
Внутри что-то сдавило и сердце, и горло. Он знал, что Дженсен женился буквально через месяц после их развода. Милая девушка, Дэннил. Мише она даже понравилась, точнее, он заставил себя одобрить её. Именно такая и нужна Дженсу. Красивая, с доброй, открытой улыбкой, светлая. Они были счастливы, смотря на читателей с обложки журнала, и Миша не смел противится этому. Не после того, что он сделал и чему послужил причиной.
— Поздравляю, Дженс. Кто родился?
— Девочка. Я присутствовал на родах.
— Ты очень смелый, Дженс. И ты будешь прекрасным отцом.
Тихий смешок. Он не знает почему позвонил, зачем выпросил этот номер у Ричарда и поспешил сообщить бывшему мужу о том, что стал отцом. Какая-то часть его не хотела снова слышать этот голос, но только потому что вторая часть умирала от желания снова окунуться в эти бархатные нотки.
— Спасибо. Как ты?
Брюнет запустил руку в волосы и немного сжал их, чтобы прийти в себя. Он не должен показать своё волнение, не должен начать говорить глупости. Всё ведь кончено, и Дженс позвонил только под воздействием эмоций и ситуации. Он всегда хотел стать отцом, это было заложено в нём на подсознательном уровне, и только выбор партнёра одного с ним пола отложил рождение ребёнка на неопределенный срок.
— Нормально. Много путешествую, рисую.
— Ричард сказал, что планирует выставку в ЛА.
— Да, решил, что это не повредит. Ты же его знаешь, — лёгкая заминка. Он не знает, что говорят в таких случаях, но ему до боли не хочется отпускать этот голос именно сейчас. Он хочет окунуться в него, возможно в последний раз. – Как мама и дочка чувствуют себя?
— О, отлично. Они сейчас спят, а я обзваниваю всех, сообщаю новость.
— Мне приятно, что ты позвонил. Твоя мечта стать отцом всё-таки сбылась. И я счастлив за тебя, Дженс.
— Спасибо. Я тоже счастлив. Она такая крохотная, но такая сильная. Это удивительно.
Усталое, немного испуганное лицо озарила добрая улыбка. Он полюбил своего ребёнка ещё до того, как тот родился. Он разговаривал с животиком, целовал его и гладил. Жена позволяла ему придумывать странные имена и смешные прозвища для их девочки, но смеялась и просила не сходить с ума. А он сходил. Детская комната была завалена кучей розовых вещей и игрушек. Он ждал этого дня с трепетом и восторгом, и только одна мысль омрачала всё его существование. Он не мог разделить своё счастье с самым близким некогда человеком на свете.
— Вы уже выбрали имя?
— Джастис Джей. Крошка Джей Джей.
Миша рассмеялся:
— Джаред в курсе, что ты назвал дочь в вашу с ним честь?
— Да, он горд и уже набился в крестные отцы.
— Не сомневался даже.
— Я. — Дженс снова ощутил пустоту после этой лёгкой и смешной нотки в разговоре. – Я бы хотел, чтобы ты с ней познакомился.
— Не нужно, Дженс…
Сердце защемило от тоски и боли. Он рад за него, но не готов разделить эту радость вот так. Он слишком долго и мучительно приходил в себя. Слишком болезненно жилось в одиночестве, вытравливались желание и чувства.
— Прости.
— Это ты меня прости. Я очень рад, честно. И я хочу пожелать тебе и твоей семье счастья, от всей души. Но знакомиться, я не готов. Это…
— Я понимаю. Извини, что предложил. И, надеюсь, ты не против, что я позвонил.
— Вовсе нет, я рад. Рад, честно. Что не смотря ни на что, ты нашёл в себе силы и желание начать всё сначала. И у тебя отлично получается. Вы прекрасная пара, видел вас в журналах. Отлично смотритесь вместе. А теперь вы полноценная семья и это прекрасно, Дженс. Это то, что ты заслуживаешь. Любящих тебя людей рядом.
— Да, наверное… Спасибо за добрые слова, Миш, — лёгкая пауза и вздох. — Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, Дженсен.
В трубке ещё долго слышались короткие гудки, и не было сил нажать сброс. Мужчина с русыми волосами и потухшим взглядом рассматривал комнату отдыха. Привкус горечи не покидал его уже много лет, но сейчас это ощущалось особенно остро. Как бы он хотел разделить радость отцовства именно с ним, с единственным и неповторимым, с тем, кто предал и причинил боль, но никуда не ушёл из сердца.

Раньше он стремился ко всей этой мишуре и толпе поклонников. Ему нравилось заводить знакомства, пить шампанское и смеяться над странными шуточками и комплиментами. Сейчас же это была рабская повинность, и он старательно отказывался от алкоголя. Выставка оказалась шумной и яркой, и Ричард радовался словно ребёнок, которому строгие родители выделили огромный запас конфет.
— Слушай, Коллинз. Я понимаю, что ты человек творческий и утончённый, но ты меня достал. Или ты даёшь интервью, или я ухожу.
Карие с золотым отливом глаза сурово сверлили его, а указательный палец больно тыкался в грудь.
— Ну о чём я буду говорить в этом интервью? Ну нарисовал, ты выставил. Что ещё?
— Что угодно! Ты жил отшельником и затворником почти три года. Поклонники хотят подробностей.
— Это глупо, Рич. Ты знаешь, что они будут расспрашивать меня о разводе, о ребёнке, обо всём, что я не хочу обсуждать.
— Я попрошу их быть помягче. Пожалуйста, нам нужен этот разворот в журнале. Я просил о нём ещё до выставки, больше нельзя откладывать.
— Хорошо. Где?
— У меня. В старой мастерской.
— Ладно. Но любой идиотский вопрос про Эклса, его жену или ребёнка и я ухожу.
— Договорились.

Вопросы всё равно были, но не в лоб и не злые. Он сдержался, ответил лаконично и с лёгкой улыбкой. Он давно научился лицемерить и врать, глядя собеседнику в глаза. Ричард был счастлив, и это была маленькая плата его преданности и тому, что он вообще не отказался от сотрудничества, не бросил в трудную минуту и не дал утонуть в изумрудном периоде.
Себастьян нагрянул как всегда неожиданно и с бутылкой виски. Миша успел только порадоваться, что очередной любовник успел выскользнуть из его номера минут десять назад. От Себа всё равно не ускользнула приоткрытая спальня со смятыми простынями.
— Спрятал своего парня в шкафу?
Коллинз ухмыльнулся, доставая два бокала и усаживаясь на диван в гостиной. Роше всегда отличался любопытством и прямолинейностью. Его не хватало все эти годы, пока художник мотался по миру и пытался собрать себя в единое целое.
— Не понимаю о ком ты.
— Значит, ни с кем не встречаешься?
Миша налил себе виски и отдал бутылку гостю, тот сам наполнил свой бокал. Взгляд светло-голубых глаз буравил его и не сулил лёгкого трёпа.
— Нет. Мне никто не нужен.
— Это плохо, Миш. Ты один уже слишком давно, не думаешь, что стоит снять траур и начать всё заново?
Это было не легко. Пытаться объяснить другу, что ничего не хочешь от жизни и только плывёшь по течению, стараясь не захлебнуться в одиночестве и горе.
— Нет. Мне нормально одному. Для секса всегда есть те, кому можно заплатить. А для нормальных отношений нужны чувства. У меня их нет.
— Ты меня удивляешь, чёрт возьми. Где тот яркий, подвижный и неугомонный мужчина, которым ты всегда был? Слушай, ну я понимаю, что развод здорово подкосил тебя, но время-то идёт.
— Миф о том, что время лечит – это только миф, Себ. Время не хрена не лечит, оно притупляет реакции, стирает острые спазмы, но не лечит. Когда это произошло, и Дженс закрылся от меня, я тоже думал, что со временем смогу изменить что-то. Унять его боль, искупить свою вину. Но это иллюзия. Время не вылечило его раны, не вернуло наши отношения в прежнее русло.
— Он спрашивает о тебе иногда, — Себастьян поднял глаза от бокала и проследил реакцию друга. Лицо осталось каменным, он спокойно отпил новый глоток и так же спокойно ответил на его взгляд.
— Он звонил мне, когда стал отцом.
— Я знаю, он рассказал. Думаешь, что всё действительно кончено?
— Да. Он счастлив в новом браке, у него есть дочь. Он заслужил это счастье, и я рад, что он смог преодолеть то, что я натворил.
— Ты слишком строг к себе.
— Нет, я объективен. Я просрал своё счастье из-за какого-то минутного порыва, который и сам толком не могу объяснить. Тот парень… Он был милым, бесспорно. Я рисовал его и получал от этого удовольствие, как когда-то получал удовольствие, рисуя Дженсена. Только это всё равно было как-то иначе, как-то интригующе и он соблазнял меня вполне застенчиво и трогательно. Меня давно никто так не добивался, никто не говорил мне комплименты и не краснел, опуская глаза. В общем это привело к тому, к чему привело. В один прекрасный вечер я сорвался. Дженсена не было уже недели три, да и в тот момент я совершенно о нём не думал. Парень принёс вино, я не отказался, мы выпили и. Какой-то гипноз или затмение, не знаю. Сто раз прокручивал в голове тот день и не могу точно сказать самому себе, что такое на меня нашло. А когда увидел его лицо, разочарование и боль… Словно бы всё, что было с нами на протяжении этих пятнадцати лет, всё умерло. И я умер. Без него нет смысла пытаться обрести счастье, потому что всё оно было связанно с ним. Меня до сих пор будит по ночам жуткий ужас, когда я осознаю, что натворил и что потерял. Пять лет прошло, а я не смог свыкнуться с этим.
— Мне кажется, что он тоже не до конца отпустил тебя. В его доме висят твои картины, он даже мастерскую оставил, просто запер её.
Миша ухмыльнулся:
— Нужно было сжечь её перед уходом.
Блондин налил себе ещё и потер виски пальцами. Вся эта ситуация задевала его, как друга, и хотелось помочь, но он не знал, как. Дженсен действительно счастлив в браке, души не чает в дочке и жене и не похоже, что это игра. Хотя Эклс талантливый актёр. А Миша разбитый и опустошённый человек, который почему-то упорно отказывался пытаться стать счастливым.
— Не думаешь, что ты чересчур строг к себе? Прошло пять лет, вполне ощутимый срок, если ты хотел наказать себя, то вполне преуспел в этом. Даже заключённых отпускают из заключения.
— Не стоит жалеть меня, дружище. Я получаю только то, что заслужил.
— Уверен, что ты не заслужил такое.
— Какое?
— Умереть в одиночестве, без любви, без надежды. Это ужасно, никто не заслуживает такое. Поэтому прекрати себя так вести. Ты талантливый художник, красивый мужчина, ты яркая личность. Вспомни, ты же был ярче солнца.
Миша продолжал пить, поглядывая на друга и стараясь не взорваться. Ему надоели попытки Ричарда спасти его, он не достоин спасения, как они не понимают. Он прекрасно справляется, он не покончил жизнь самоубийством, и это огромный прогресс. Так какого чёрта они ещё от него хотят?
— Учёные прогнозируют, что скоро наше Солнце погаснет. Несколько миллиардов лет, но и оно не вечно. Так что ничто не вечно, друг мой. Я же просто живу. Для жизни не так уж и много нужно, а у меня есть практически всё. Грех жаловаться. Спасибо тебе за заботу, но прекрати это.
Себастьян поднял руки, сдаваясь, и замолчал. Спорить с Коллинзом было бесполезно, он всю жизнь был на своей волне, и только Дженсен мог изменить его мнение. Но теперь они чужие друг другу люди и больно смотреть, как один блистает, а другой превратился в собственную тень.

Год выдался тяжёлым во всех смыслах. Много съёмок, переездов и желание быть рядом с беременной женой, поддержать её, защитить. Он разрывался, стараясь выглядеть на позитиве и удачно используя одну из масок. Никто из окружающих не мог проникнуть за неё и оценить насколько он глубоко несчастный человек. Даже жена не подозревала о его состоянии, хотя и была ему хорошим другом все эти годы.
Он выскользнул из постели и из спальни. На кухне была спрятана мятая пачка сигарет, и он вышел из дома в сад. Раньше он не курил, постоянно ругался на Мишу, когда видел его с сигаретой и выдёргивал их у него изо рта. А сейчас это даже приносило какое-то облегчение. Он жадно затянулся и выпустил клубы дыма в ночную прохладу. Ему было тоскливо в собственном доме. Всегда тёмные и задёрнутые чёрные шторы в мастерской притягивали его взгляд. Он не входил туда уже пару лет после того, как Миша ушёл из дома.
Он не выгонял его, хотя и понимал, что это неизбежно. Развод поставил в их отношениях последнюю жирную точку. Он страдал, но даже периодический секс не спасал положение, и тогда он решил всё изменить. Миша стал чужим, отстранённым, и он подозревал, что у него остались отношения с тем парнем. Они не ругались, не обсуждали произошедшее, словно бы упиваясь болью друг друга.
Странные и болезненные попытки жить вместе слишком выматывали его. В конце концов он не мог постоянно бояться застать мужа в постели с новым парнем. Увидеть опять эту жуткую картину, когда любимый обнимает не его и они оба обнажены, и даже не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, что только что произошло. Эта картинка долго преследовала его наяву и в кошмарах. Он пил снотворное, чтобы спать без снов и вообще — чтобы спать. Он искал причину в себе. Чем-то он разочаровал своего мужа, что тот предпочёл какого-то смазливого юнца. Что-то сделал не так, сказал, или наоборот — не сделал, не сказал. Он не знал, а задавать вопросы посчитал ниже своего достоинства.
Он прикрыл глаза, затягиваясь в очередной раз и выпуская клубы дыма в темноту. Он не мог нормально спать уже несколько месяцев, даже снотворное не всегда помогало. Он отчаянно и болезненно скучал по любимому человеку.

Тонкие пальцы отчаянно хватались за отворот рубашки, а губы жарко шептали пошлости и мольбы. Миша дразнил его, затащив в трейлер прямо посреди съёмочного дня, пока меняли декорации.
— Хочу тебя, Дженс. Хочу так сильно, что у меня анус сам раскрывается.
— Миша, чёрт. Мне нужно.
— Пожалуйста. Умоляю тебя, — брюнет терся об него возбужденным членом и прилип так, что никакая сила не смогла бы оторвать его от Дженсена.
— Меня уволят, потому что мой муж похотливый извращенец.
В ответ Миша впился жадным поцелуем в его губы, а руки засунул в уже расстёгнутые джинсы. Ему после двух недель разлуки надоело торчать дома, и он сорвался на съёмочную площадку, чтобы совратить мужа на дикий секс. И не важно где, он бы прям перед камерами ему отдался при необходимости.
Эклс быстро раздевал партнёра, не особо заботясь о сохранности одежды. Миша напросился, пусть потом сам думает, как выходить наружу с оторванным пуговицами на рубашке. Горячие ладони скользили по желанном телу, и губы шептали и молили о большем. Дженс развернул мужа лицом к стене и сдернул с его задницы джинсы вместе с бельём. Себе он такой роскоши не позволил. Собственный член дико ныл, скованный одеждой, и он слегка приспустил собственные джинсы, сразу же пристраиваясь головкой ко входу. Миша призывно оттопырил задницу и нетерпеливо двинулся.
— Скорее, Дженс.
— Блять, ты меня с ума сводишь.
Головка плавно и медленно погрузилась в тугое нутро, они оба громко задохнулись, и актёр двинулся чуть резче, загоняя член на всю глубину, от чего у его мужа вырвался дикий вскрик, и ему пришлось заткнуть его, обхватив лицо ладонью.
— Шшш, всю съёмочную группу сейчас соберёшь.
Он начал двигаться, мало заботясь о том, больно Мише или нет. В конце концов он сам напросился. Ладонь вскорости стала влажной, этот извращенец лизал её, не забывая подмахивать задницей и продолжать стонать. Дженсен резко и напористо вбивался в податливую дырку и сжимал мужа за талию.
— Твою мать, Миша.
Когда ладонь стала нереально мокрой, он опустил её на чужой член и начал надрачивать. Коллинз застонал ещё сильнее и прогнулся в спине так, что у Дженса пошли круги перед глазами. Очень туго, жарко, восхитительно.
— Да, чёрт, да. Дженс. Пожалуйста.
Он не знал, что ему ещё нужно, но ускорил темп и внезапно застонал. Это было чересчур, Миша сжал анус и Дженсен начал кончать. Супруг догнал его спустя пару секунд и, задыхаясь от оргазма, начал сползать вниз. Он не дал ему опуститься на пол и продолжил совершать грубые фрикции по вытекающей из дырки сперме.
— Дженс. Ты само совершенство.
Эклс улыбнулся и зарылся носом в темную макушку. Он любил своего художника и его эксцентричные выходки вроде этой больше жизни. Только он мог сорвать ему съёмку ради бурного секса. И зная его — это не конец.

Дэннил была прекрасной женой. Они познакомились на съёмках, хотя девушка не была актрисой, а попала на площадку совершенно случайно. Подруга попросила подменить её в гримёрке, и это было простое стечение обстоятельств. Они почему-то разговорились, оставили друг другу номера телефонов и продолжили общение. Она знала, что он гей и состоит в браке, но почему-то они сошлись. Наверное, она умела слушать и понимать, не расспрашивая и не влезая ему в душу. Он оценил это, как и красоту девушки. Он всегда оценивал девушек, никогда не западал на них и не тащил в постель фанаток, но у него был вкус. И Дэнни оказалась в его предпочтениях. Он увидел в ней лучик света, и тот указал ему на какой-то просвет в его беспросветной жизни на тот момент. Они с мужем отдалились так сильно, что он не видел будущего. Он любил его, болезненно и удушающе, но простить не мог, тем более, что тот и не просил прощения. И развод стал выходом из ситуации. Отпустить, сделать их свободными, дать Коллинзу то, что он хотел с тем парнем и другими. Как много их было? И сколько их сейчас, когда Миша свободен, путешествует по Европе и наслаждается жизнью? Все эти модели, почитатели его таланта и поклонники. Среди них полно юношей, с которыми Дженсен давно перестал котироваться. Они юные, доступные и их много.
Он скурил сигарету до фильтра и почти что обжёг пальцы. Нужно заканчивать эти ночные выходы на природу. Он теперь отец, он по-прежнему отличный актёр и должен до конца жизни играть свою роль. Он даст своей жене видимость любви и семейного благополучия, она ведь не виновата, что его сердце до конца дней принадлежит синеглазому художнику, который разорвал это самое сердце в лоскуты.

Это была случайность. Он уверен, что Дженсен не планировал встречи с ним, хотя и звал познакомиться с дочерью в день её рождения. Но сейчас они смотрят друг на друга как два идиота, и из всего помещения словно бы выкачали весь воздух. Выставка закрыта, и Миша не должен был здесь находиться сегодня, всего лишь забывчивость. Он оставил одну из картин, которая не предназначалась для продажи, в галерее. Ричард чуть ли не рыдал, озвучивая ему суммы, которые за неё предлагали, но художник был непреклонен. Эта картина с огрехом прямо по центру была его личной пыткой, и он не мог отказаться от сомнительного удовольствия видеть её и вспоминать ту самую фразу, что разбила их хрупкий мир на осколки. Теперь же он смотрел в глаза бывшему супругу и не понимал, почему видит его здесь. Оцепенение спало только после реплики Рича:
— О, Миша, и ты здесь. Ты же должен был уехать.
— Я забыл картину, — словно бы её сейчас могли отнять, он прижал полотно к груди, не отрываясь от зелёных глаз и не смотря на своего менеджера.
— Ах ну да, твоя любимица. Прости, я тоже про неё забыл. Кстати, ты не против, я пригласил Дженсена посмотреть, пока всё не увезли в хранилище?
— Нет. Здравствуй, Дженс.
Мужчина немного вздрогнул и было видно, как он собирается с духом, чтобы открыть рот:
— Привет, Миш. Извини, что я… Рич предложил…
— Да, да, — невысокий шатен суетился около них. – Дженс захотел обновить коллекцию картин, а твои по-прежнему в его вкусе…
Сильная рука поймала коротышку, и на его рот легла широкая ладонь. Спейт притормозил и поднял руки. Дженсен мягко отпустил его.
— Ладно, пойду в подсобке приберусь, — организатор правильно оценил напряжение между бывшими супругами и ретировался.
— Как жизнь, Миш?
— Не плохо, выставка прошла отлично. Как видишь, картин не так уж и много осталось.
— Рич обещал отложить кое-что, специально для меня.
Дженсен неловко засунул руки в карманы джинсов и качнулся на пятках. Миша по-прежнему прижимал к себе картину и старался впитать этот образ перед собой. Сколько раз он рисовал эти глаза и россыпь не заметных на первый взгляд веснушек? Не сосчитать. Он бегло окинул бывшего мужа взглядом и вернулся к лицу, где застыла неловкая полуулыбка.
— Хорошо выглядишь, Дженс. Отцовство даётся тебе легко?
— Вполне, Джей Джей спокойная девочка, и Дэнни справляется, как и я.
— Это хорошо, рад за вас.
— Спасибо.
Зелень его глаз заставляла немного сходить с ума. Он рисовал их в стольких вариантах. В гневе, в ненависти, в любви и похоти. Они всегда сводили его с ума и заставляли влюбляться в мужа сильнее и сильнее. И сейчас он с грустью осознаёт, что не справился. Не смог до конца вытравить этот цвет из своей души. Эклс мнётся, он смущён и хочет что-то сказать, но не знает, дозволено ли ему. Они так давно не виделись, и тот единственный разговор после развода не даёт ему надежды и определенности. Он не знает, хочет ли его видеть бывший муж, и на что он готов пойти.
— Внизу есть кафе. Пока Рич перебирает картины, можем попить кофе…
— Отличная идея, — у зеленоглазого вырывается вздох облегчения, и он улыбается уголками губ.
Художник отставляет картину на пол, и в этот момент Дженс видит, что именно он держал в руках. По лицу проносится грустная эмоция, и воспоминание наполняет его разум. Он помнит эту картину и удивлён, что Миша не уничтожил её, а создал некий сюрреализм, обыграв лишнюю черту как ветку сухого дерева, парящую в воздухе. И ему кажется, что её стоит сжечь. Ветку, а не картину. Сжечь потому, что именно в тот момент хотелось гореть самому.
Они идут к выходу и спускаются на лифте в кафе. Они молчат, но украдкой разглядывают друг друга. Миша выглядит уставшим, у него темные круги под глазами и от него пахнет сигаретами.
— Куришь?
— Да.
— Я тоже, по ночам.
Коллинз удивлённо вскидывает брови.
— Ты же терпеть не мог эту мою привычку.
— А теперь вот сам балуюсь иногда. Глупо, но помогает расслабиться.
— Именно.
В кафе мало людей, ещё не время обеда, и они находят уединённый столик в углу, заказывают кофе и продолжают украдкой разглядывать друг друга, как подростки после ссоры.
— Знаешь, я соскучился за эти два года, — Миша первым прерывает их неловкое молчание и с трепетом смотрит в зеленые омуты.
— Я тоже. Не думал, что разлука будет такой острой. Надеялся, что забуду всё, выброшу из головы и начну новую жизнь.
— Ты начал её, Дженс. И вполне успешно: жена, ребёнок, карьера идет в гору.
Эклс грустно ухмыльнулся и опустил взгляд на кофе. Чёрный, без сахара и молока. Миша же пьёт сладкий, и он помнит, каково это — целоваться с ним после этого. Сладость на губах и языке передаётся ему и нельзя оторваться, так сильно хочется слиться в едином порыве и страсти. Дженсен отогнал воспоминание и ударил себя мысленно по щеке. Он здесь не за этим. Но как же прекрасен тот, чей образ навсегда поселился в его сердце. Миша неприлично красив и в нём, даже в осунувшемся и разбитом, есть какая-то магия, искорка и притягательность. Его губы всё такие же мягкие на ощупь, он знает. Его глаза всё такого же насыщенного синего цвета, хоть в них сейчас нет и намёка на любовь и счастье. Они оба до сих пор разбиты, но Дженсен находит каждую любимую черточку в лице напротив и снова умирает, зная, что больше никогда не сможет коснуться их.
— Да, начал. Ты прав. Я ведь хороший актёр, Миш, это было не сложно.
Голубые глаза смотрят задумчиво и пронизывающе. Он хочет читать между строк, но не знает, имеет ли это смысл. Дженс действительно хороший актёр, но не стоит обольщаться.
— Мне понравился твой последний фильм. Ярко и эмоционально, как умеешь только ты.
— Спасибо, это были не простые съемки. Всё время боялся, что с Дэнни что-то может случиться. Боялся за малышку.
Миша судорожно сжал чашку и поднес её к губам. Он вытерпит этот разговор, пожелает любимому счастья с супругой и ребенком, а потом пойдёт в свой номер в отеле и, пожалуй, выпьет все лекарства, что у него есть. Антидепрессанты в лошадиной дозе помогут ему раз и навсегда.
— Но всё хорошо. Ты отлично справился, как всегда. Не даром тебе пророчили успех и славу ещё на первом курсе. А сейчас можно взять перерыв и посвятить всё внимание семье. Ты многого достиг, можно и отдохнуть.
— Я трудоголик, у меня новый контракт. В следующем месяце начнутся съёмки.
— Понятно, ты действительно трудоголик, но ребёнок растёт. Не будешь потом жалеть, что не видел её в ответственные моменты?
Дженсен внимательно посмотрел на Мишу. Что это? Намек на то, что они часто расставались в своё время и к чему это привело?
— Имеешь в виду нас?
Миша посмотрел на него затравленно и покачал головой.
— Нет. Мы — это совсем другая история.
— Другая.
Они оба отвели взгляды, повеяло болью и недосказанностью. Они не обсуждали то, что произошло. Слишком сильно кровоточила рана Дженсена, слишком страшно было Мише осознавать, что он не в силах излечить её.
— Прости меня, — просьба сорвалась с пересохших губ и зелёные глаза снова впились взглядом в любимое лицо. — Если сможешь.
Дженсен рассматривал раскаивающегося мужчину и холодел от его обречённости. Что-то ледяное и неприятное сжало его сердце. Миша выглядел как призрак, как тень самого себя, и в его голосе не было надежды на прощение, скорее безысходность. Неужели это он сотворил с некогда горячо любимым мужчиной? Он видел его картины после измены, после трёх лет совместного проживания под одной крышей в фальши и притворстве. Коллинз страдал, медленно умирая у него на глазах, но он старался не видеть этого, лелея в душе обиду и собственную боль.
— И ты меня прости. Я действительно оставлял тебя на долгое время, и мы оба знаем к чему это привело.
— Нет, — яркие глаза распахнулись и уставились на него, Миша качал головой и не сдержавшись протянул руку через столик, чтобы сжать ладонь Дженса. — Нет, ты ни в чём не виноват.
Они оба неловко вздрогнули, когда ощутили холод Мишиной руки и жар Дженсовой. Коллинз поспешил убрать эту неловкость, но бывший муж перехватил его порыв и сжал руку в своей ладони.
— У тебя вечно ледяные руки.
— Что-то не меняется. Но ты должен знать, Дженс. Ты ни в чём не виноват. Ты был лучшим мужем, лучшим человеком в моей жизни, и мне безумно жаль, что одним необдуманным поступком я перечеркнул наши жизни, наши чувства и наше счастье.
— Ты любил его? — боль, чистая и застарелая, пропитала каждую букву.
— Нет, — Миша старался не наслаждаться теплом всё ещё держащей его руки. — Даже влюблён не был, я имени его не помню и не знаю, что на меня тогда нашло. Прости, Дженс. Прости. Это была похоть, желание без контроля и логики. Я не знаю, как это объяснить, ведь я держался несколько недель. Он соблазнял, но у меня и в мыслях не было воспользоваться этим. А в тот день что-то переклинило. Мы выпили вина, поговорили, и у меня крышу сорвало.
Дженсен смотрел в искажённое болью лицо бывшего мужа и верил ему. Он впервые слушал оправдание, впервые хотел принять и понять этот поступок любимого и мягко успокаивал его, поглаживая большим пальцем тыльную сторону Мишиной ладони.
— Он предлагал себя так, как никто и никогда не предлагал. В нём было столько восторга, чистоты и грязи, такое смешение невинности и разврата. Меня охватило возбуждение, с которым я не смог бороться и мне не передать словами, как мне стыдно и противно от самого себя, — в уголках глаза начали собираться слёзы, и Миша мягко попробовал вытащить руку из нежной ладони, но ему не позволили.
— Я столько лет сравнивал себя с ним, искал причину, думал, что ты встречаешься с ним.
— Дженс.
— Я знаю, что тоже виноват в том, что случилось. В таком всегда виноваты двое. Скажи мне.
— Что, Дженс?
— Это был единственный раз?
— Да.
— Ты не любил его?
— Нет.
— Были другие парни?
— Нет, Боже. Никогда. Был только ты, все пятнадцать лет.
Они смотрели друг другу в глаза, и Эклс пытался прочесть бывшего супруга. Насколько он помнил его, сейчас Миша не врал. Он вообще не умел врать ему и, если только не научился за последние годы, то сердце бьётся в груди и верит.
— Мне было больно, Миш.
— Я знаю, прости меня.
— Я очень хочу. Хочу забыть тот день. И многие дни после.
Миша ощутил, что хватка на его руке ослабла и всё понял. Этот разговор должен был состояться несколько лет назад, сейчас слишком поздно. Дженсен счастливо женат и имеет ребёнка. Их время прошло и уже неважно, простят они друг друга или нет.
— Нам стоит многое забыть, Дженсен.
— Ты сможешь? — мягкая ухмылка и боль в зелёных глазах режут Мишу изнутри.
— Нет, но мы должны.
— Я всё ещё люблю тебя. — признание тихое и наполнено болью. Они не отводят взгляды и упиваются тем, что видят.
Если бы Миша мог, он бы упал сейчас на колени, чтобы прижаться к ногам Дженсена и молить его вернуть всё назад. Но он не может, у него нет права разрушать столько жизней. Он молча смотрит на любимого мужчину, и мысль о таблетках крепнет так сильно, что он боится сбежать прямо сейчас. Нужно избавить Дженсена от всего этого. Его чувства к нему самое ценное, что он мог бы просить от жизни, но он больше не принадлежит художнику.
— Ты не должен, Дженс. У тебя жена и ребёнок, ты любишь их.
— Люблю, но не так. Ты заполнял меня целиком. Ты был в каждой моей мысли, тобой был наполнен каждый день и ночь. Я дышать без тебя не мог. С Дэнни всё не так. Она хорошая, заботливая, она спасла меня, но она не заполнила и половины той пустоты, что осталась после тебя.
— Пожалуйста, Дженсен, замолчи, — по его щеке оказывается течёт слеза, и он резко смахивает её.
— У тебя кто-то есть? Кто-то, кто смог исцелить тебя?
— Нет и не было. Никто бы не смог заменить тебя, и я даже не пытался сделать несчастным невиновного человека. Я люблю только тебя, всегда.
Дженсен дёрнулся. Ему хотелось обнять любимого, прижаться к нему, вдохнуть аромат его тела и припасть к сухим губам. Он скучал по нему все эти годы. Он изнывал каждый день, снимая фальшивую маску и оставаясь наедине с собой, он обнажал своё сердце и понимал, что всё ещё любит, всё ещё верит и надеется.
— Едем к тебе?
Вопрос разрывает возникшую тишину и заставляет их испуганно уставиться друг на друга. Дженсен хочет владеть им снова, пусть всего лишь один, последний раз, потому что не знает, нужен ли он ещё своему бывшему мужу. Миша боится поверить, но ещё больше боится другого.
— Нет, Дженс, не нужно.
— Не хочешь? — боль и разочарование в голосе, и он злится сам на себя за эту слабость.
— Нет. Хочу. И только Господь знает, как сильно. Но. — в глазах искренняя любовь и забота. — Не нужно, Дженс. Не давай мне шанса снова сломать твою жизнь. Этот порыв, ты возненавидишь меня за него, когда поймёшь, что изменил своей жене.
Эклс нахмурился и откинулся назад на спинку стула. Он совершенно забыл сейчас и о жене, и о дочери. Обо всём на свете, стоило только лучику надежды коснуться его сердца.
— Я люблю тебя, Дженс. Больше жизни люблю. И не хочу для тебя такого. Чувство вины разъедает изнутри и сжигает душу. Поверь, тебе не захочется испытать это на себе.
— Значит, это конец?
— Я не знаю. Но я не могу разрушить твою жизнь второй раз, не позволяй мне это, прошу тебя. Если ты счастлив с ней, то пусть будет всё так, как есть.
— А если нет?
Миша смотрит и боится поверить. Дженс намекает ему, что не так уж и счастлив в браке?
— Нам нужно время. Ты сейчас под влиянием эмоций, и я знаю, что в таком состоянии ты способен наломать дров. Не нужно. Я сейчас уйду, а ты поднимешься в галерею, выберешь себе пару картин и вернёшься домой. Мы дадим этому месяц. Если ты решишь, что действительно готов изменить свою жизнь ради меня, то встретимся на нашем месте. В шесть вечера.
Дженсен смотрел, как двигаются губы и пытался понять смысл слов. Миша предлагал ему время и шанс одуматься, а он думал только о том, как же прекрасны эти греховные губы и как же сильно он хочет их обладателя. Месяц. Ему дали месяц, чтобы передумать. Но разве он сможет отказаться от единственного шанса вновь обрести счастье?

Миша запахнул ворот на тренче и зябко повёл плечами. Он пришёл слишком рано, у Дженсена в запасе целых двадцать минут, и не стоит с отчаяньем смотреть на темную воду и прикидывать шансы разбиться или умереть ещё в воздухе. Месяц назад он дал Дженсену шанс быть счастливым не с ним. Он отказался от него, наступив на горло собственным чувствам и желаниям. Целый месяц он скитался по стране, чтобы не искушать самого себя и не нагрянуть в их когда-то общий дом, чтобы упасть на колени перед Эклсом и не начать умолять его вернуться к нему. Себ сказал, что он благородный дебил, раз не затащил Дженса в койку, когда тот предложил. Возможно. Но он действительно любит его и готов защищать, даже от самого себя.
И вот он стоит на мосту, ровно в том месте, где Дженсен просил его руки. Он признался тогда, что хотел сделать это торжественно, с размахом, как он, Миша, этого заслуживает, по его мнению. Но сделал всё спонтанно, во время поломки их автомобиля по середине огромного моста. Они вышли из душного салона, пока ждали машину техпомощи и стояли, глядя на воду. Миша вёз свои картины, чтобы попробовать пробиться в очередной раз, и был немного уныл, а Дженсен просто достал коробочку из кармана и встал на одно колено. Ни камер, ни шампанского, никого вокруг, кроме целого города и сигналов проезжающих мимо машин. Только они и кольцо. И он сразу же ответил «да». И пропали сигналы, пропал ветер и шум в ушах, когда любимые губы накрыли его в самом сладком поцелуе.
Да, это был их мост, их воспоминание.
В шесть часов он оставался по-прежнему одиноким. Дженсен не пришёл.
Миша окинул мост взглядом, перевёл его на воду и ещё раз поежился. Он и не смел надеяться. В сердце заледенела смертельная усталость. Он не сможет жить дальше как в прошлый раз. Слишком уж желанным был этот призрак надежды, слишком яркими были зелёные глаза, горящие месяц назад и просящие всего об одной ночи вместе. Он должен был понимать, что Дженсену нужно было прощание, чтобы идти дальше. И возможно он действительно дебил, раз отказал ему и себе в такой малости.
Он прождал ещё час и медленно побрёл в сторону машины. У этого теперь только один исход, и он всего лишь отсрочил его на месяц.

Дженсен гнал, что есть силы, стараясь всё же не нарушать правила. Встреча с полицией была сейчас совершенно не уместна и только бы ещё больше задержала его. Он опаздывал на целый час, но ничего не мог поделать. Джей Джей почувствовала себя плохо, и он повёз её в больницу. Не смотря на то, что они пришли с Дэнни к соглашению о расставании, она не запретила ему заботиться о дочери. Она снова всё поняла и попросила его не забывать о них. Он и не собирался.
Телефон разрядился совершенно не вовремя, а номер Миши он не помнил наизусть. И теперь вдавливая педаль газа в пол, он молил только о том, чтобы любимый дождался его на мосту.
Сумерки и лёгкий туман окутывали то самое место. Он бежал, с усилием всматриваясь в пустоту и понимал, что опоздал. Никого не было, даже тени. Миша ушёл. Ещё бы, уже восемь. Он добежал до места и беспомощно уставился на несколько затушенных подошвой окурков.
Он ждал его. Скорее всего долго, но не дождался.
— Дерьмо.
Он не знал в каком отеле остановился Коллинз. Не знал его номера телефона, как и не помнил телефона Ричарда. Чёртовы мобильники, раньше люди хотя бы записывали номера в записные книжки или помнили их наизусть. Теперь же в голове разрозненные цифры, но он не может выстроить их в ряд.
Где ему искать Мишу? Куда бежать и как всё исправить?
Он ощутил себя подростком, потерянным в большом городе. Приказывая себе успокоиться, он вернулся в машину и поехал домой. Нужно зарядить телефон и дозвониться до Миши. Нужно всё ему объяснить и попросить о встрече. Потому что вот уже месяц он думает о нём каждую минуту и боится только одного. Вновь потерять его.

Странный и противный звук разрезал темноту и вырвал его из мира грёз. Распахнув глаза, он тут же зажмурил их и поморщился. Так странно, он вроде бы успел заметить, что он не в отеле. Миша ещё раз приоткрыл глаза. Он в больнице. Об этом свидетельствовали белые стены и прибор, к которому он был подключен. Вот чёрт, его не должны были спасать. Он не хотел этого.
Дверь в палату приоткрылась и он перевёл на неё взгляд. Дженсен держал в руках стаканчик с кофе, но выронил его, стоило ему столкнуться взглядом с живыми и самыми синими глазами на свете.
— Миша.
Он бросился к больничной койке и схватил холодную руку, с тревогой всматриваясь в родное лицо.
— Идиот, чёрт бы тебя побрал. А если бы я не успел?
— Ты не пришёл, — он прокаркал свой упрёк. В горле была пустыня, и Дженс мягко улыбнулся ему.
— Прости, я опоздал. Дочке стало плохо, и я повёз её в больницу и дежурил около приёмного покоя, пока мне не сказали, что всё хорошо. Прости, я не мог позвонить, телефон сел.
— Я думал.
— Знаю. Но таблетки, Миш. — Эклс покачал головой и прикоснулся губами к ледяным пальцам. — Даже представлять не хочу, что бы было, если бы я не успел.
— Прости.
— Я развёлся.
Из лёгких вырвался вздох облегчения, и Миша слабо сжал тёплую ладонь.
— Люблю тебя, Дженс.
— И я, только тебя. Всегда.