По ч 3 ст 238 ук рф

Уголовная ответственность за производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности

Каждый потребитель желает и имеет полное право, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях отвечали требованиям безопасности для его жизни и здоровья, однако зачастую данные права потребителей не соблюдаются.

В связи с этим законодателем в главе 25 Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» установлена ст. 238 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за производство, хранение, перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно за неправомерные выдачу или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

Квалифицированные виды рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 238 УК РФ) связаны с его совершением: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»); в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до 6 лет (п. «б»); с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью либо смерти человека (п. «в»).

Особо квалифицированный вид этого преступления (ч. 3 ст. 238) характеризуется причинением по неосторожности последствий в виде смерти двух или более лиц.

Санкции статьи в зависимости от квалификации совершенного преступления предусматривают наказание в виде штрафа до 500000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет, обязательных работ до 360 час., принудительных работ до 5 лет, либо лишения свободы до 10 лет со штрафом до 500000 руб. или без такового.
Объектом преступления является здоровье населения.

Потребитель — это гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли.

Предметом преступления являются: а) товары (например, продовольственные товары, промышленные изделия), продукция (например, вода, электроэнергия, газ), работы (например, строительные, монтажные, реставрационные) и услуги (например, санитарно-эпидемиологические, бытовые, медицинские, транспортные, жилищно-коммунальные, туристические и иные), не отвечающие требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей; б) официальные документы, удостоверяющие соответствие товаров, работ или услуг требованиям безопасности (например, декларация о соответствии, сертификат соответствия, знак соответствия).

Требования безопасности перечислены в Законе Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 238 УК РФ, являются делами публичного обвинения, могут быть возбуждены следственными органами как на основании заявления потерпевшего, так и сообщения о преступлении, полученном из иных источников. Предварительное расследование по ним производится следователями Следственного комитета Российской Федерации в установленном законом порядке.

В Кировской области большинство зарегистрированных и расследованных преступлений указанной категории составили преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 238 УК РФ, связанные с производством, хранением с целью сбыта и сбытом спиртосодержащих жидкостей, таких как самогон, лосьоны «Медовый», «Апельсиновый», «Боярышниковый цвет» и т.д. Только в 2016 году по данным уголовным делам осуждено 28 лиц.

В 2015 году имели место случаи совершения преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека), которые были связаны со строительными работами и жилищно-коммунальными услугами.

Кроме того, Федеральным законом от 31.12.2014 № 532-ФЗ глава 25 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнена ст. 238.1 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок.

Уголовно-судебное управление прокуратуры области

Обвинение по Ст.238 ч.3

Добрый день! Прошу Вас дать консультацию по следующему вопросу.

Домашний арест уже пол года. С потерпевшими вопрос решен и моральный, и материальный, претензий они не имеют, на реальном сроке не настаивают.

Предъявлено обвинение по ст.238 ч.3 . Полное признание вины( выбран особый порядок). На иждивении 2-е малолетних, отец инвалид. Обвиняемый положительно характеризуется, ранее не судим. Явка с повинной.

Чего ждать от суда?

Ответы юристов (19)

Статья тяжкая, так как срок наказания до 10 лет.

Принимая во внимание, что особый порядок, и то что

7. Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
С потерпевшими вопрос решен и моральный, и материальный, претензий они не имеют, на реальном сроке не настаивают.
Татьяна

то есть, В Вашем случае возможно условное осуждение, о чем и следует просить суд

Статья 73. Условное осуждение
1. Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской частиили лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

, Полное признание вины( выбран особый порядок). На иждивении 2-е малолетних, отец инвалид. Обвиняемый положительно характеризуется, ранее не судим. Явка с повинной.
Татьяна

должно рассматриваться как обстоятельства, смягчающие наказание

Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
1. Смягчающими обстоятельствами признаются:
а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
б) несовершеннолетие виновного;
в) беременность;
г)наличие малолетних детей у виновного;
д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;
е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;
ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;
з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;
к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.
При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.

Есть вопрос к юристу?

Исходя из тех данных указанных в Вашем вопросе, особенно беря во внимание отсутствие судимости, велика вероятность условного срока.

Особенно важным моментом является то, что суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста, а не нахождение в СИЗО.

С учетом того, что выбран особый порядок, то максимальный срок наказания не может быть более 2/3 максимального срока.

Статья 316. Порядок проведения судебного заседания и постановления приговора
[Уголовно-процессуальный кодекс РФ] [Глава 40] [Статья 316]

7. Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

С учетом множества смягчающих обстоятельств, а так же то что изначально выбран мера пресечения в виде домашнего ареста, а не нахождения в СИЗО, очень велики шансы именно на условный срок, который может составить 3 — 5 лет.

Безусловно, ответить Вам точно, какое будет наказание подсудимому никто здесь ответить Вам не сможет. Чего ждать от суда? Наказание неминуемо. Санкция названной Вами нормы УК РФ предусматривает альтернативу: либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до десяти лет. При всех изложенных Вами обстоятельствах (явка с повинной, положительные характеристики, позиции потерпевших, возмещение материального и морального вреда, особый порядок рассмотрения дела) возможно наказание, не связанное с лишением свободы. Тем более, ранее не привлекался к уголовной ответственности.

Скажите, гибель одного или более лиц?

Здравствуйте! Три года лишения свободы с отбыванием в колонии поселении минимум (мой прогноз).

Преступление относится к категории средней тяжести. Наказание принудительные работы (сейчас не применяется) и лишение свободы поэтому остается только одно.

Считаем. Особый порядок это минус 1/3, явка с повинной еще минус 1/3 от 10 лет. Остальные смягчающие охватываются явкой.

Нижнего порога нет, поэтому лишение свободы может быть назначено от 2-х месяцев.

Но, здесь умерли люди, поэтому если суд не назначит реальный срок, то это вызовет резонанс общественности, недовольство потерпевших, гос обвинителя.

Хотя согласен ведь ч.1 также наказуема, а совершается только умышленно, а жизнь дополнительный объект. Да это тяжкое преступление следовательно колония общего режима.

Здравствуйте! В дополнение к мнениям уважаемых коллег привожу судебную практику, правда подсудимый вину не признал и дело рассматривалось в общем порядке.

ТОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 апреля 2015 г. по делу N 22-394/2015
Судья: Матыскина Л.С.
Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в составе:
председательствующего Нестерова М.В.,
судей Тыняного А.М. и Неустроева М.М.,
при секретаре П.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Ш. и его защитника адвоката Машурова П.А., а также по апелляционной жалобе потерпевшего Т. на приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 03 декабря 2014 года, которым
Ш., родившийся /__/ в /__/, /__/, проживающий по адресу — /__/, несудимый,
осужден по ч. 3 ст. 238 УК РФ к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кроме того, в приговоре частично удовлетворены исковые требования О., О., И. в интересах И., М., С., С. к ООО «/__/», с которой в пользу О., О., И. и М. взыскано по /__/ рублей в счет компенсации морального вреда, в пользу С. /__/ рублей и в пользу С. /__/ рублей.
Заслушав доклад судьи Нестерова М.В., выступления осужденного Ш. и в защиту его интересов адвоката Машурова П.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, позицию прокурора Шабалиной М.А. и потерпевшего Т., возражавших относительно их удовлетворения, а также позицию потерпевшего Т., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы, судебная коллегия
установила:
Ш. признан виновным в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, смерть двух и более лиц.
Преступление совершено около 11 часов 13 минут 30 ноября 2012 года на АГЗС /__/.
В судебном заседании Ш. вину не признал полностью.
Оспаривая выводы суда в апелляционной жалобе, он считает недостоверными показания потерпевшего М. о том, что 30 ноября 2012 года тот заправлял газовый баллон на той АГЗС, где работает он (Ш.), поскольку они не подкреплены ни одним объективным и достоверным доказательством. Кроме того, недостоверными являются и показания свидетеля М. на предварительном следствии, данные им под угрозой привлечения к уголовной ответственности, что тот лично подтвердил в судебном заседании. При этом проведенная в отношении М. «контрольная закупка» была направлена на искусственное формирование доказательств против него (Ш.), а сам акт контрольной закупки и допрос М. появились в деле уже после окончания ознакомления с ним, без какого-либо процессуального оформления их приобщения, что свидетельствует о нарушении уголовно-процессуального закона и недопустимости этих показаний. Далее он обращает внимание на необоснованный отказ суда в назначении повторной взрывотехнологической экспертизы, поскольку только в судебном заседании потерпевший М. дал подробные показания по поводу опорожнения газового баллона, тогда как из его показаний на следствии мог быть сделан вывод, что он выпустил из баллона только паровую фазу, а жидкая фаза могла остаться внутри и иметь значение для общего объема при последующем наполнении. Суд также не учел, что при заправке в баллон было залито 10 литров газа, что, согласно показаниям специалиста К., составляет менее 85%. Кроме того, К. показал, что при перемещении переполненного баллона с улица, при температуре в -20 градусов, в помещение, где температура составляла +23 градуса, критическое расширение газа и разрыв баллона произойдет примерно через 15 минут, а не более чем через 2 часа, как пояснили потерпевшие М. и З. Суд не дал оценки этим доводам, а также не учел показания потерпевшего Т. о том, что тот, с учетом своего опыта работы с газом, слышал звук именно выходящего газа, что соответствует пояснениям О., данным ее брату при встрече в больнице, согласно которым работники нагревали баллон, в связи с чем он и взорвался. Считает, что показания потерпевших М. и З. требуют тщательной проверки. Помимо изложенного, Ш. считает, что суд безосновательно отказал в приобщении справок специалистов, фактически подтверждающих его доводы, чем нарушил его право на защиту и породил сомнения в беспристрастности суда, что также следует из ограничения его защитника во времени подготовки к выступлению с репликой в один час, тогда как прокурору для этого же было предоставлено около недели. Однако в удовлетворении отвода судьи при таких обстоятельствах было отказано. С учетом изложенного просит приговор отменить и его оправдать.

В апелляционной жалобе защитник Ш. — адвокат Машуров П.А. приводит доводы о незаконности и необоснованности приговора, считая его подзащитного невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 238 УК РФ. При этом полагает, что суд не полно изложил в приговоре показания свидетелей и специалистов и исказил ряд доказательств, что повлекло за собой неправильные выводы, не основанные на фактических обстоятельствах дела. По его мнению, вывод о виновности Ш. основан только на показаниях потерпевшего М., который, однако, не опознал в осужденном лица, производившего наполнение баллона, но тем не менее суд принял за основу приговора показания данного потерпевшего, а также и показания свидетеля М. на предварительном следствии, которые тот полностью отрицал в судебном заседании, поясняя, что Ш. оговорил из-за боязни собственного привлечения к уголовной ответственности по результатам проведенной в отношении его контрольной закупки, когда на АГЗС он наполнил бытовой газовый баллон, не имея права этого делать. Суд не учел доводы защиты о том, что показания этого свидетеля отсутствовали при ознакомлении с материалами дела, а на месте протокола его допроса в томе N 4 на л.д. 187-190 находился протокол допроса свидетеля С., не представленный в материалах дела при его поступлении в суд, так же как и протокол допроса свидетеля Ч. Указанные обстоятельства были подтверждены стороной защиты путем предъявления фотокопий материалов дела, однако допрос М. на предварительном следствии безосновательно не был признан недопустимым доказательством. Помимо изложенного, судом были допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона. Так, в нарушение принципа равноправия и состязательности сторон сторона защиты была ограничена по сравнению со стороной обвинения во времени для подготовки к выступлению с репликой. В отводе, заявленным в связи с этим председательствующему, было безосновательно отказано. Кроме того, несмотря на противоречия между заключением судебной экспертизы по обстоятельствам взрыва и показаниями свидетелей и специалистов, суд отказал в ходатайстве о назначении повторной взрывотехнологической экспертизы, которая могла бы способствовать устранению всех противоречий и объективному исследованию обстоятельств дела. Также суд необоснованно отказал и в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении справки специалиста К. и справки специалиста М., полностью отвечающих требованиям п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УК РФ, а помимо их и письменных объяснений свидетеля М. на имя работодателя, полученных в порядке ст. 86 УПК РФ, в результате чего защита была ограничена в представлении доказательств. С учетом изложенного автор жалобы просит приговор отменить и постановить в отношении Ш. оправдательный приговор. Также защитник просит учесть, что по окончании судебного разбирательства он не был ознакомлен с протоколом судебного заседания, в результате чего не реализовал свое право на принесение замечаний на него.
В апелляционной жалобе потерпевший Т. просит приговор в части прекращения производства по его гражданскому иску отменить, поскольку в стрессовой ситуации, в которой он находился в тот момент, он не понимал сути своего отказа от иска, а в чем заключались последствия такого отказа ему не разъяснили. Считает, что в данном случае суд не должен был принимать отказ от иска, так как такой отказ нарушает права и законные интересы других лиц, а именно его малолетнего ребенка Т. В связи с этим просит решение суда в этой части отменить и взыскать с ООО «/__/» в его пользу /__/ рублей.
В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшего Т., осужденного Ш. и его защитника — адвоката Машурова П.А. суд указал на несостоятельность изложенных в них доводов, просил оставить их без удовлетворения, а приговор — без изменения.
Стороны просили рассмотреть дело без проверки доказательств, исследованных судом первой инстанции.
Проверив материалы дела, выслушав выступления сторон, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора, но полагает возможным отменить судебное решение от 30 сентября 2013 года о прекращении производства по гражданскому иску Т.
Так, виновность Ш. в совершении преступления, вопреки доводам апелляционных жалоб осужденного и его защитника, подтверждается не только показаниями потерпевшего М., последовательно на протяжении всего производства по делу настаивающего на том, что 30 ноября 2012 года он заправил бытовой баллон газом на АГЗС по /__/ в /__/, но и совокупностью других доказательств, в том числе показаниями потерпевшего З., работающего в паре с М., пояснившего, что со слов последнего ему было известно, что заправку баллона тот осуществлял на АГЗС рядом с магазином «/__/» по /__/. Аналогичный вывод следует и из показаний свидетеля Г., руководителя предприятия, от лица которого З. и М. представляли услуги по установке натяжных потолков. При этом, согласно показаниям свидетеля Ч. и самого осужденного, возможность заправки бытовых баллонов газом на АГЗС по /__/ в /__/ имелась.
Не доверять показаниям вышеперечисленных свидетелей и потерпевших у суда оснований не было, так как они согласуются между собой и образуют совокупность доказательств, свидетельствующих о виновности Ш.
Более того, свидетель М., так же как и осужденный, работающий наполнителем баллонов на АГЗС по /__/, на предварительном следствии показал, что на их заправке принято за определенное вознаграждение наполнять бытовые баллоны обратившимся к ним гражданам, что неоднократно делали как он, так и Ш. При этом при работе в одну смену со Ш. он видел, как тот обеспокоен по поводу возникших к нему подозрений в связи со взрывом дома по /__/ и опасался привлечения его за это к уголовной ответственности.
В судебном заседании М. изменил свои показания, и стал утверждать, что оговорил Ш., опасаясь собственного привлечения к уголовной ответственности в связи с проведенной у него проверочной закупкой по заправке газового баллона, на что также ссылались и свидетели Ч. и Ч., которым М. давал аналогичные объяснения в ходе служебной проверки по факту отсутствия его на работе 17 июля 2013 года и доставления его в этот день в правоохранительные органы. Однако суд первой инстанции критически отнесся к судебным показаниям свидетеля, придя к выводу, что они связаны с желанием как-то помочь Ш., с которым он находится в товарищеских отношениях. Судебная коллегия полностью согласна с данной позицией, поскольку она согласуется с другими доказательствами, в том числе и частично с показаниями самого Ш. в качестве подозреваемого, где он признавал факты заправки им газовых баллонов гражданам вопреки установленным правилам и ранее, до 30 ноября 2012 года. Оснований сомневаться в достоверности этих показаний Ш. не имеется, так как они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и в присутствии защитника, что исключает применение к нему незаконных методов ведения следствия.
Доводы защиты о недопустимости показаний М. в связи с отсутствием его допроса при выполнении требований ст. 217 УПК РФ обсуждались судом первой инстанции, но обоснованно были признаны несостоятельными, поскольку проведение допроса указанного свидетеля следователем следственного комитета 17 июля 2013 года, то есть в тот же день после осуществления проверочной закупки, не отрицается самим М., поэтому ставить под сомнение сам этот допрос оснований не имеется.
Более того, утверждения адвоката о непредставлении защите протокола указанного допроса на момент ознакомления с делом не нашли своего подтверждения в суде первой инстанции.
Так, следователь К. дал убедительные пояснения по этому поводу, указав, что данный допрос тогда уже имелся и находился на том же месте, что и в настоящее время, то есть на 187-190 листах четвертого тома. При этом сторона защиты после открытия официального ознакомления с делом полностью ознакомилась с этим томом, состоящим из 219 листов, о чем была сделана отметка в графике ознакомления с ним. Именно в таком виде дело было направлено в суд, и ссылка на допрос М. имеется в обвинительном заключении с указанием в нем тех же листов дела. Кроме того, в протоколе ознакомления с делом отсутствует указание о применении технических средств со стороны защиты, как того требует ст. 166 УПК РФ, в том числе и при его фотографировании адвокатом.
С учетом изложенного подтверждается правдивость пояснений следователя К. о том, что он в целях экономии времени на доверительных отношениях с адвокатом предоставил ему дело для снятия фотокопий с него еще до начала официальной процедуры ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ, ввиду чего в последующем произошли изменения в содержании четвертого тома, из которого были изъяты допросы свидетелей Ч. и С., как доказательства, не обладающие признаком относимости к делу, но добавлен протокол допроса М., что на этой стадии является допустимым действием.
Позиция защиты по поводу того, что контрольная закупка у М. была направлена на искусственное формирование доказательств, не принимается судебной коллегией, так как ее необходимость была вызвана проверкой АГЗС на предмет возможности заправки на ней бытовых газовых баллонов вопреки «Правилам безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы».
Данная проверка подтвердила, что наполнители баллонов нарушают вышеуказанные правила, и дала основания для критического отношения к показаниям Ш. об отсутствии таких фактов, тем более М. указал, что и Ш. также допускал такие нарушения. При этом в рамках ранее проведенного следственного эксперимента было установлено, что с помощью переходника, изъятого в ходе осмотра места происшествия на АГЗС «/__/» по /__/ в /__/, заправка бытового газового баллона вполне возможна.
То обстоятельство, что М. не опознал Ш., не ставит под сомнения выводы суда о виновности последнего, тем более потерпевший привел этому логичные объяснения, пояснив, что наполнитель баллонов тогда был одет в спецодежду, и в связи с морозами его шапочка была натянута на глаза.
Далее виновность Ш. подтверждается графиком дежурств на АГЗС по /__/ в /__/ на ноябрь 2012 года, а также показаниями в этой части самого осужденного и его напарника 30 ноября 2012 года О., в соответствии с которыми именно Ш. с 9 до 16 часов этого дня занимался наполнением баллонов, а О. стал наполнять их уже после 16 часов.
При этом согласно сведениям, представленным операторами сотовой связи о соединениях М. в день рассматриваемых событий, его маршрут следования, определяемый исходя из места положения базовых станций, полностью соответствует его показаниям, что подтверждает его довод о заправке баллона на АГЗС по /__/ в /__/ и исключает другие заправочные станции.
Вместе с тем допуск Ш. к оказанию услуг населению по заправке газобаллонных автомобилей подтвержден копией его приказа о приеме на работу и копией трудового договора, а также копией журнала прохождения им теоретической подготовки и копией журнала о получении удостоверения оператора АГЗС.
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 5.9.9 Правил безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 27.05.2003 N 40, а не пункт 5.9.8.Помимо изложенного, виновность Ш. подтверждается письменными материалами дела, а именно заключениями экспертиз и осмотрами мест происшествия в доме N /__/ по /__/.

Так, заключениями судебно-медицинских экспертиз установлена тяжесть вреда здоровью потерпевшим М., З., С., Т., Т. и С., а также причины смертей О., М. и Ж., которые стадии возможными в результате разрыва металла баллона по эллиптической поверхности и околошовному металлу кольцевого сварного шва, соединяющего горловину для установки вентиля и само днище, повлекшего истечение паровой и жидкой фазы СУГ в помещение коридора квартиры N /__/, после чего произошел взрыв образовавшейся паровоздушной взрывоопасной смеси СУГ — пропана и бутана.
По результатам осмотра мест происшествия были изъяты остатки газового баллона, доставленного в квартиру N /__/ М. и З., представленные затем на взрывотехнологическую экспертизу, установившую единственную причину разрушения баллона — его переполнение сжиженной фазой СУГ при заправке на газонаполнительном предприятии, которая не может быть связана с нарушениями при его эксплуатации и транспортировке.
Доводы защиты, оспаривающей заключение данной экспертизы, не принимаются судом апелляционной инстанции.
Так, все поставленные перед экспертом вопросы им разрешены. Заключение эксперта от 29 марта 2013 года в полной мере соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и требованиям, предъявляемым к производству судебной экспертизы.
Ссылки осужденного и его защитника на показания специалиста К., полагавшего, что взрыв произошел не по причине переполнения газового баллона, а по иной причине, неубедительны.
В частности, перед экспертом были поставлены исчерпывающие вопросы, позволяющие проверить все возможные версии взрыва, в том числе и версию о нагревании баллона.
Помимо изложенного, такой вывод следует и из осмотра места происшествия, при котором не обнаружены никакие внешние источники, пригодные для нагревания баллона, а его соединение с газовой пушкой, которая могла бы использоваться для этого, отсутствовало, так как на штуцере вентиля баллона нет накидных гаек.
При таких обстоятельствах суд обоснованно критически отнесся к показаниям свидетеля Ч., потерпевших Т., С. и О., показавших о нагревании баллона монтажниками потолка, поскольку их показания основаны на предположениях или указанные в них сведения стали известны им от других лиц, не допрошенных следователем либо судом, и допросить которых теперь возможным не представляется (О. и О.). Более того, даже из пересказа пояснений О. не следует однозначный вывод о нагревании баллона, так же как и из показаний Т., впоследствии пояснившего, что он мог ошибаться в том, что перед взрывом он слышал шипение, характерное для работы газовой горелки, а взрыв действительно произошел в результате переполнения баллона.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии использования 30 ноября 2012 года газового баллона М. и З. по /__/, работу с которым они начать не успели, и соответственно, тогда только Ш., заправив газовый баллон, оказал услугу, не отвечающую требованиям безопасности.
Между действиями Ш., заправившего баллон с нарушением правил безопасности, и наступившими последствиями в виде взрыва, повлекшего причинение вреда здоровью различной степени тяжести шести лицам и смерть трех лиц, имеется прямая причинно-следственная связь.
Доводы жалобы Ш. о том, что эксперты при проведении экспертизы располагали не полными сведениями относительно исходных данных о заполнении баллона, несостоятельны, поскольку из показаний М. на предварительном следствии и в судебном заседании следует, что он полностью опорожнил баллон, а понятия «стравил» и «слил», употребляемые им при разных допросах, по сути являлись для него идентичными.
Однако выводы М. о полной пустоте баллона были основаны лишь на его предположениях, поскольку его взвешивание не проводилось, а убедиться в том, что баллон действительно пуст, должен был сам Ш., и только после этого заполнить его, исходя из установленной для него массы и из 85% заполняемости, чего им сделано не было. Соответственно, при таких обстоятельствах считать, что при заполнении баллона 10 литрами газа он был заполнен менее 85% объема, нельзя.
Ссылки авторов апелляционных жалоб на показания специалиста К. по поводу более быстрой разгерметизации переполненного газом баллона (по сравнению со временем по данному делу) при его перемещении с улицы, где температура составляет -20 градусов, в помещение, в котором температура +23 градуса, не принимаются судебной коллегией, поскольку проводимые им расчеты основаны исключительно на справочных данных, тогда как для более точных расчетов, согласно показаниям эксперта П. и специалиста П., потребуется еще информация о температуре, при которой этот газовый баллон наполнялся, об условиях его транспортировки (то есть о температуре при транспортировке, механических воздействиях, температуре в помещении, в которое его внесли, и скоростью прогрева в нем), а также и о составе газа, которая предоставлена быть не может.
Более того, утверждения защиты о том, что для разрыва баллона в тех условиях было бы достаточно 15 минут, ориентированы на его полное заполнение СУГ, тогда как Ш. осужден за действия по заполнению баллона свыше 85%.
Доводы осужденного о том, что суд не дал оценки показаниям К., несостоятельны, так как в приговоре такая оценка имеется.
С учетом изложенного, а также с учетом доказательств, приведенных в приговоре, суд первой инстанции пришел к верному выводу о виновности Ш. При этом никакого искажения доказательств судебная коллегия, вопреки жалобе адвоката, не усматривает. Показания потерпевших и свидетелей приведены в приговоре весьма подробно, в том числе приведены и их показания на предварительном следствии, в связи с чем утверждения защиты о неполноте показаний нельзя признать состоятельными.
Квалификация действий Ш. по ч. 3 ст. 238 УК РФ судом дана правильно.
Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела не допущено.
Все доказательства, принятые судом за основу приговора, отвечают требованиям относимости и допустимости.
Доводы защиты о нарушении судом права на защиту Ш. и принципа состязательности сторон вследствие отказа в приобщении к материалам дела справок специалистов К. и М. являются неубедительными, поскольку по смыслу ст. 58 УПК РФ специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Соответственно, при необходимости проведения исследования должна назначаться судебная экспертиза. Вместе с тем справки указанных специалистов (по их же пояснениям) содержали результаты исследований, проведенных не экспертным путем, поэтому основания для их приобщения к материалам дела отсутствовали.
В то же время указанные специалисты были допрошены в судебном заседании и фактически при допросах изложили все сведения, которыми они располагали, и которые затем получили судебную оценку, исходя из совокупности всех имеющихся у суда доказательств.
Помимо изложенного не было у суда и оснований для приобщения объяснений М. работодателю, поскольку он является свидетелям по делу, и всю имеющуюся у него информацию он имел возможность изложить при его допросе в качестве свидетеля с соблюдением всех процессуальных норм, что и было сделано при рассмотрении дела.
Доводы защиты о других фактах нарушения принципа состязательности также несостоятельны и носят надуманный характер.
Судом наоборот были созданы все необходимые условия для реализации предоставленных сторонам прав и исполнения возложенных на них обязанностей, как того требует ст. 15 УПК РФ.
Утверждения о нарушении принципа состязательности по причине предоставления стороне защиты малого времени для подготовки к реплике неубедительны, так как ее содержание у обвинителя, в которой отсутствовало указание на какие-либо новые факты, не получившие оценку стороны защиты в ходе прений, не требует длительной подготовки и перерыв продолжительностью в 1 час, объявленный в судебном заседании для этой цели, является вполне достаточным.
В удовлетворении ходатайства об отводе судьи при таких обстоятельствах отказано обоснованно.
Утверждения адвоката о том, что суд не дал ему возможности реализовать свое право на принесение замечаний на протокол судебного заседания по делу, опровергаются материалами дела, где в 12-м томе на л.д. 56-76 имеются замечания адвоката Машурова П.А. и осужденного Ш. на протокол судебного заседания от 30 января 2015 года, которые в тот же день рассмотрены судьей и частично удостоверены (л.д. 77-95 т. 12).
Наказание назначено Ш. с учетом обстоятельств дела и данных о его личности.
Так, при его назначении судом принято во внимание, что он исключительно положительно характеризуется, впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет семью и двоих малолетних детей, что признано обстоятельством, смягчающим его наказание, поэтому с учетом всех изложенных обстоятельств суд обоснованно назначил ему наказание не в максимальном размере санкции ч. 3 ст. 238 УК РФ.Вместе с тем, принимая во внимание характер и степень общественной опасности преступления, суд пришел к верному выводу, что цели наказания в отношении Ш. наиболее полно будут достигнуты только в условиях его реального отбывания им в местах лишения свободы.
Кроме того, с учетом фактических обстоятельств преступления, суд обоснованно не применил в отношении осужденного положения ч. 6 ст. 15 УК РФ.
Таким образом, назначенное Ш. наказание судебная коллегия находит справедливым.
Вид исправительного учреждения в виде колонии-поселения ему определен правильно, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ.
Принимая во внимание, что преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 238 УК РФ, в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений, то амнистия от 24 апреля 2015 года применению в отношении Ш. не подлежит.
Гражданские иски О., О., И. в интересах И., М., С. и С. разрешены судом правильно в соответствии с нормами гражданского материального права. Принятое по ним судебное решение сторонами не оспаривается.
Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым удовлетворить апелляционную жалобу Т. и отменить постановление суда от 30 сентября 2013 года, которым прекращено производство по его гражданскому иску ввиду принятого судом отказа от него, поскольку ему не были разъяснены порядок и последствия прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 221 ГПК РФ.
Дело в этой части направить в суд первой инстанции для его рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, ст. 389.20, ст. 389.28 и ст. 389.33 УПК РФ, судебная коллегия
определила:
Приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 03 декабря 2014 года в отношении Ш. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника — адвоката Машурова П.А. — без удовлетворения.
Апелляционную жалобу гражданского истца — потерпевшего Т. — удовлетворить.
Постановление суда от 30 сентября 2013 года о прекращении производства по гражданскому иску Т. отменить, а дело по иску направить на новое рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского производства в ином составе суда.
Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Томский областной суд.

Раз пошла судебная практика, то вот еще:

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе: председательствующего Чупиной Ж.А., судей Киселевой С.В., Моисеевой И.А., при секретаре Янушкевиче А.В., с участием: прокурора Алишутиной Е.С., адвоката Звягинцевой А.С., осужденного Карелина Н.Н. (в режиме видеоконференц-связи), рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Карнауховой Е.А. на приговор Каменского городского суда Алтайского края от 17 декабря 2015 года, которым Карелин Н.Н., ,- осужден по ч.3 ст. 238 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Изложив содержание приговора, существо апелляционной жалобы, выслушав осужденного и адвоката, поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора, возражавшего по доводам жалобы, суд апелляционной инстанции

Карелин Н.Н. признан виновным в оказании услуг по перевозке граждан водным транспортом, не отвечающим требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшим по неосторожности смерть двух лиц. Преступление совершено в ДД.ММ.ГГ при обстоятельствах, установленных судом и подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Карелин Н.Н. вину признал полностью, уголовное дело по его ходатайству рассмотрено в особом порядке .

Статья 238. Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности

(в редакции Федерального закона от 09.07.1999 N 157-ФЗ)

ч 1. Производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности, —

(в редакции Федерального закона от 09.07.1999 N 157-ФЗ)

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в редакции Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

ч 2. Те же деяния, если они:

а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) совершены в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет;

в) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

(часть 2 в редакции Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

ч 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до десяти лет.

(в редакции Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Комментарий к ст. 238 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в том, что товары и продукция ненадлежащего качества могут вызвать заболевания у людей, причинить им материальный ущерб, подорвать доверие к производителям товаров, выполняющим требования безопасности.

Преступления, предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, относятся к категории преступлений небольшой тяжести; преступления, предусмотренные ч. ч. 2 и 3, — к категории тяжких преступлений.

2. Часть 1 комментируемой статьи предусматривает уголовную ответственность за производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

3. Непосредственным объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья населения.

Факультативным объектом могут быть отношения в сфере производства, торговли, работ и оказания услуг, обеспечивающих права потребителей.

4. Предметом преступления являются не отвечающие требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей товары, продукция, работы, услуги, а также официальные документы, неправомерно удостоверяющие соответствие указанных товаров (работ, услуг) требованиям безопасности, установленным Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 28.07.2012).

Товары — любые предметы, подлежащие купле-продаже. Они могут быть промышленными и продовольственными, отечественного и зарубежного производства.

Под работами понимаются выполняемые по заказу потребителя строительные, монтажные, реставрационные и другие работы, в процессе или в результате осуществления которых жизнь или здоровье потребителя ставятся под реальную угрозу.

Услугами признается предоставление медицинских, санитарно-эпидемиологических, бытовых транспортных и иных услуг, пользование которыми создает реальную опасность для жизни и здоровья потребителя.

Официальными документами, удостоверяющими соответствие товаров, работ, услуг требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, является сертификат соответствия, выданный по правилам системы сертификации, маркировка продукции, лицензии на применение знака соответствия.

Не отвечающим требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей признается товар:

  • на который был получен отказ в выдаче сертификата соответствия установленным в стандартах требованиям безопасности;
  • не прошедший для подобных товаров сертификацию на предмет соответствия установленным требованиям безопасности;
  • с неуказанным сроком годности и с неуказанными специальными правилами безопасного использования, хранения, транспортировки и утилизации.

О Едином перечне продукции, подлежащей обязательной сертификации, и Едином перечнем продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии, см. Постановление Правительства РФ от 01.12.2009 N 982 (в ред. от 18.06.2012).

В этот перечень включены, в частности, товары для детей, продовольственные товары, товары для профилактики и лечения заболеваний, технические средства реабилитации инвалидов, парфюмерно-косметические товары и мыло туалетное, текстильные товары, швейные изделия и головные уборы, обувь, строительные товары, оборудование и приборы для отопления и горячего водоснабжения, сантехника, хозяйственные товары, культтовары, товары для досуга и развлечений, спортивные товары, легковые автомобили, товары бытового назначения и т.п.

Так, в перечень работ и услуг включены ремонт и техническое обслуживание бытовой радиоэлектронной аппаратуры, бытовых машин и бытовых приборов, химическая чистка и крашение, техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств, услуги парикмахерских, транспортные услуги, жилищно-коммунальные услуги, туристические и экскурсионные услуги, услуги торговли и общественного питания.

5. Объективную сторону преступления образуют любые из следующих действий:

  • производство, хранение, перевозка в целях сбыта товаров или продукции, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья;
  • сбыт таких товаров или продукции;
  • выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности;
  • неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

Производство товаров и продукции — изготовление и подготовка для передачи потребителю могут осуществляться предприятием, организацией, учреждением любой предусмотренной законодательством организационно-правовой формы, а также гражданином-предпринимателем.

Хранение — любые действия, связанные с фактическим нахождением товаров и продукции во владении при себе, в помещениях, в тайнике и других местах, обеспечивающих их сохранность.

Перевозка — перемещение любым видом транспорта из одного места нахождения в другое независимо от цели и способа транспортировки.

Сбыт — любые способы возмездной или безвозмездной передачи другим лицам.

Выполнение работы или оказание услуг также может иметь место независимо от формы собственности исполнителя (изготовителя). В каждом конкретном случае характер работ и условия ее выполнения устанавливаются договором, основанным на законе.

Неправомерная выдача официального документа — выдача без проведения сертификации, либо с нарушением установленного законодательством РФ порядка получения такого документа.

Неправомерное использование такого документа — представление его с заведомым нарушением установленных правил, без проведения сертификации. Его действие может быть приостановлено или прекращено уполномоченным на то органом, внесены изменения в технологическую документацию и в технологический процесс, требующие получения нового сертификата соответствия, если истек срок его действия. Кроме того, может быть признана неправомерным использованием продажа товара (выполнение работ, оказание услуг) по сертификату, выданному в отношении другого товара.

Следует расценивать как незаконное использование, а не выдачу официального документа его подделку для последующего использования.

6. Субъективная сторона преступления — умышленная вина по отношению к производству, хранению, перевозке либо сбыту товаров и продукции, выполнению работ или оказанию услуг, не отвечающим требованиям безопасности, а также неправомерной выдаче или использованию сертификата; неосторожная вина по отношению к причиненному вреду. Виновный осознает, что выпускает или продает товар, выполняет услугу, не отвечающую требованиям безопасности жизни или здоровья людей. Либо он неправомерно выдает или использует официальный документ, удостоверяющий соответствие указанных товаров (работ, услуг) требованиям безопасности, предвидит возможность наступления от этого общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит наступления указанных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть.

7. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, являющееся руководителем или ответственным за качество выпускаемой или продаваемой продукции (товаров) предприятия, учреждения, организации любой формы собственности и организационно-правовой формы, в том числе и частный предприниматель, а также лицо, непосредственно реализующее товар, выполняющее работы, оказывающее услуги.

Специальный субъект неправомерной выдачи официального документа — работник органа сертификации, в чью компетенцию входит выдача таких документов, в том числе должностное лицо.

8. Преступление с формальным составом считается оконченным с момента выполнения действий, указанных в диспозиции статьи. Последствия преступления охватываются данной статьей и не требуют дополнительной квалификации действий виновного по ст. ст. 118, 109 УК.

Преступление, предусмотренное ч. 1, а также п. п. «а», «в» ч. 2 комментируемой статьи, с формальным составом и считается оконченным с момента выполнения действий, образующих объективную сторону преступления. От административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.4 КоАП, оно отличается размером полученного дохода либо объемом реализуемых товаров, выполненных работ и оказанных услуг.

Преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 и ч. 3 комментируемой статьи, с материальным составом и считается оконченным с момента наступления перечисленных в них последствий.

9. О понятии группы лиц, совершивших преступление по предварительному сговору, или организованной группы см. коммент. к ст. 35.

Понятие тяжкого вреда здоровью содержится в коммент. к ст. 111.

10. В ч. 3 комментируемой статьи предусмотрен особо квалифицированный состав по признаку деяний, повлекших по неосторожности смерть двух или более лиц.

В тех случаях, когда незаконная предпринимательская деятельность была связана с производством, хранением или переработкой в целях сбыта либо сбытом товаров и продукции, выполнением работ или оказанием услуг, не отвечающим требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 171 и комментируемой статьей.