П Н ч 2 ст 105 ук рф

Убийство, совершенное неоднократно

Убийство, совершенное неоднократно. Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ), означает противоправное лишение жизни человека виновным не в первый раз. Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» убийство считается неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления * .

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С. 39.

В специальной литературе высказывалось мнение, что п. «н» ч. 2 ст. 105 УК может применяться лишь в том случае, если ранее было совершено убийство при отягчающих обстоятельствах * . Думается, что это мнение не вполне соответствует законодательному определению неоднократности, содержащемуся в ч. 1 ст. 16 УК. В данном случае неоднократность образуют как ранее совершенное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105), так и «простое» убийство (ч. 1 ст. 105).

* См.: Новое уголовное право России. Особенная часть. С. 39-40.

Убийство, которому предшествовало умышленное причинение смерти, охватываемое статьями других разделов УК (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа — соответственно ст. 277, 295, 317), подлежит квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Исключение составляет убийство, совершенное в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, а также убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106-108). В таких случаях последующее убийство, предусмотренное ст. 105 УК, нельзя рассматривать как неоднократное.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что ответственность за рассматриваемое преступление наступает независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное убийство или нет. Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающее соответственно под ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п.»и» ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Я. из неприязни совершил убийство М. Боясь разоблачения, он спустя некоторое время с целью сокрытия данного преступления убил жену потерпевшего — М-ву. Верховным судом республики действия Я. были квалифицированы по совокупности «простого» убийства (ч. 1 ст. 105 УК) и убийства с целью сокрытия преступления (п. «к» ч. 2 ст. 105). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, указала, что повторное (неоднократное) убийство подлежит дополнительной квалификации (п. «н» ч . 2 ст. 105)*.

* БВС РФ. 1997. № 7. С. 8-9.

Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться и в случаях:

а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление — убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

В случае, когда виновный совершил убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч. 2 ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н» ч. 2 этой статьи закона (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах») * .

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С. 39.

Убийство не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если судимость за ранее совершенное убийство снята с виновного в порядке амнистии или помилования либо погашена или снята в установленном законом порядке, а также если к моменту совершения убийства истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.

П Н ч 2 ст 105 ук рф

Убийство, совершенное неоднократно (п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК)

Формулировка данной нормы имеет своей основой из ст. 16 УК, которая под неоднократностью преступлений понимает совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной и той же статьей УК. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями, может признаваться неоднократным только в случаях, специально указанных в Особенной части УК.

При характеристике неоднократности по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК, по нашему мнению, следует исходить из того, что это понятие: 1) охватывает ранее применявшееся в УК РСФСР (п. «и» ст. 102 УК РСФСР) понятие совершения убийства «лицом, ранее совершившим умышленное убийство»; 2) не является синонимом судимости; 3) позволяет учитывать при совершении убийства однородные преступления, причем не только убийства, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 105 УК, но и преступления, так или иначе связанные с умышленным посягательством на жизнь человека, за исключением посягательств, совершенных при смягчающих обстоятельствах, влияющих на их квалификацию. Следовательно, неоднократность имеет место в тех случаях, когда ранее были совершены преступления, соединенные с посягательством на жизнь человека. Пленум Верховного суда РФ и в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что убийство считается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и (или) ст. 102, 103 УК РСФСР. По смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ и (или) ст. 66, 67, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР.

За рамками этого разъяснения остались по меньшей мере два вопроса: 1) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ в случае, если установлено, что виновный ранее совершил убийство и был осужден по статье Уголовного кодекса одной из союзных республик, входивших в Союз ССР, предусматривавшей ответственность за умышленное лишение жизни другого человека без смягчающих обстоятельств, и 2) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК в том случае, если лицо, совершившее убийство без смягчающих обстоятельств на территории РФ, ранее совершило такое же убийство на территории иностранного государства и было осуждено за данное преступление по закону и судом этого государства.

По нашему мнению, имеются достаточные основания на каждый из этих вопросов ответить утвердительно: п. «н» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению, поскольку виновный совершил убийство неоднократно, разумеется, если прежнее преступление подпадает под признаки неоднократности, указанные в ст. 16 УК РФ. В первом случае это должно быть преступление, которое аналогично лишению жизни человека, предусмотренному ст. 66, 67, 19Г, п. «в» ст. 240 УК РСФСР. Известно, что уголовные кодексы союзных республик предусматривали такие же преступления. Во втором случае по смыслу ст. 12 УК осуждение лица судом иностранного государства должно быть принято во внимание. При этом необходимо сопоставление уголовного законодательства иностранного государства, суд которого вынес приговор о предшествующем убийстве, и УК РФ. Из уголовных кодексов, например, Германии, Вьетнама, Испании, Канады, Польши, Франции, уголовного законодательства Англии и США следует, что при всем разнообразии квалификаций и наименований убийств они могут быть разделены на убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах, при смягчающих обстоятельствах и без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Наличие установленного факта осуждения лица судом иностранного государства за совершение упомянутого вида убийства (без смягчающих обстоятельств), на наш взгляд, следует считать достаточным основанием для применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В этом случае убийство нельзя не признать совершенным неоднократно, а сам признак, предусмотренный п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, характеризует не только прежнее убийство и вновь совершенное убийство, но и особую опасность личности, о чем далее будет сказано особо.

Характеризуя неоднократность при убийстве по УК РФ, отметим, что она не должна признаваться, если ранее были совершены преступления, предусмотренные ст. 107, 108, 109 УК; равным образом не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК убийство в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, даже если виновный в прошлом совершил умышленное убийство без смягчающих обстоятельств. В п. «и» ст. 102 УК РСФСР было прямо указано, что убийства, квалифицируемые по ст. 104 и 105, не образуют повторности при применении этого пункта. По действующему УК данное положение вытекает из ст. 16. Представляется, что из этой статьи также следует, что детоубийство, если оно квалифицируется по ст. 106 УК, т. е. при смягчающих обстоятельствах, не может расцениваться как совершенное неоднократно.

Решив обоснованно вопрос о квалификации неоднократно совершенного убийства, когда лицо было ранее уже осуждено за прежнее убийство по законодательству РФ или РСФСР, Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом постановлении высказал рекомендации о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, и когда лицо не было осуждено за первое преступление. Правильность этой рекомендации вызывает сомнение. Пленум исходил из того, что если виновный в разное время совершил два убийства, за первое из которых не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Никакого обоснования этой рекомендации в постановлении нет. Можно предположить, что Пленум исходил из ст. 16 УК и из самой формулировки п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В ч. 3 ст. 16 УК РФ речь идет о том, что применяется квалификация по статье, предусматривающей неоднократность, в тех случаях, когда она устанавливает в санкции более строгое наказание, чем за ранее совершенное преступление. Считать же, что п. «н» ч. 2 ст. 105 УК всегда предусматривает более строгое наказание за убийство, достаточных оснований нет. Ведь первое убийство, за которое виновный осужден не был, вполне может подпадать под какой-то пункт той же ст. 105 УК. Следовательно, давать общее указание о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК без самостоятельной квалификации первого убийства достаточных оснований не имеется. На практике это приведет к тому, что первое убийство не только останется без самостоятельной юридической оценки, но и без оценки его общественной опасности, а в силу этого и без наказания, так как п. «н» ч. 2 ст. 105 УК влечет наказание только за преступление, совершенное неоднократно, т. е. за последнее преступление. О том, что это следует понимать именно так, свидетельствует применение этого пункта ч. 2 ст. 105 УК и в тех случаях, когда за первое убийство виновный уже был осужден по ранее рассмотренному судом делу. Поэтому сама формулировка п. «н» ч. 2 ст. 105 УК не дает оснований считать, что под неоднократностью следует понимать и совершение всех убийств (одного, двух, трех и т.д.), за которые виновный не был осужден.

В связи с этим возникает и такой вопрос: почему виновному, ловко скрывающемуся от органов следствия и правосудия, надо фактически прощать прежнее убийство (убийства) и наказывать только за последнее’ Очевидно, что с рассматриваемой юридической позиции, да и с позиции здравого смысла удовлетворительный ответ на это вопрос поить невозможно. И далее, продолжая юридический аспект, заметим, что Пленум по существу поставил в привилегированное положение лицо, которое скрывалось от следствия и суда, по сравнению с лицом, которое уже понесло наказание за первое убийство. Сказанное нами подтверждается и тем, что Пленум фактически заблокировал применение ст. 69 УК о назначении наказания по совокупности преступлений. Вряд ли у кого возникнет сомнение в том, что если совершено два убийства в разное время, то налицо совокупность преступлений, независимо от того, был ли виновный осужден за первое из них. Более того, лицо, которое было осуждено за прежнее убийство, и лицо, которое не о за него осуждено, ставятся в неравное положение перед законом, усматривающим назначение наказания по совокупности приговоров(ст. 70 УК): в первом случае суд вправе назначить более строгое наказание по совокупности приговоров, а во втором фактически наказывается только второе преступление.

Свои рекомендации Пленум распространил и на те случаи, когда совершено два покушения на убийство в разное время, когда виновными не был осужден за первое покушение. С этим, как и при двух оконченных убийствах, нельзя согласиться. Пленуму следовало бы высказаться и о том, как квалифицировать действия виновного, если он ранее совершил убийство, за которое не был осужден, а потом совершил еще покушение на убийство или, наоборот, первоначально — покушение, в потом оконченное убийство. Этот вопрос в постановлении Пленума обходится молчанием, а он на практике возникает не реже, чем сочетание «убийство — убийство» или «покушение — покушение». И сделано это не случайно. Иначе пришлось бы признать, что каждое из этих преступлений подлежит самостоятельной квалификации, что с очевидностью противоречило бы зафиксированным в п. 14 постановления рекомендациям.

Устанавливая повышенную ответственность за убийство, совершенное неоднократно, закон исходит из того, что совершение убийства лицом, ранее уже совершившим убийство, представляет особую опасность для общества как по тяжести наступивших последствий, так и по опасности личности виновного.

Особенность данного вида убийства состоит в том, что квалифицирующим обстоятельством оказываются не признаки, характеризующие деяние, а, как уже отмечалось, признак, характеризующий субъекта, факт совершения им такого преступления в прошлом. Иными словами, данное отягчающее обстоятельство не является конститутивным признаком состава конкретного преступления, оно находится за его пределами и влияет на квалификацию в силу предшествующей деятельности субъекта. Необходимо подчеркнуть, что неоднократность совершения убийства является обстоятельством личным, квалифицирующим действия только виновного. Это означает, что данное отягчающее обстоятельство не может вменяться в вину соучастникам. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России при рассмотрении дела Н. указала, что квалифицирующие обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, например совершение преступления повторно (неоднократно), не вменяются в вину соучастникам, даже если эти обстоятельства и охватывались их сознанием, так как указанные обстоятельства характеризуют общественную опасность только личности преступника и могут отягчить лишь деяние самого исполнителя, т. е. лица, к которому они непосредственно относятся.

Убийство, подлежащее квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, может быть совершено при любых обстоятельствах и по любым мотивам.

Изучение практики показало, что последующее убийство в некоторых случаях совершается по тому же мотиву, что и первое. Характерно в этом отношении дело по обвинению А., осужденного по п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК). А. был ранее осужден за умышленное убийство из хулиганских побуждений. Освободившись досрочно из мест лишения свободы, А. совершил злостное хулиганство, а затем из хулиганских побуждений убил X .

Встречаются и такие случаи, когда ревность, месть, стремление скрыть или облегчить другое преступление оказываются мотивами совершения и первого, и второго убийства.

В судебной практике возник вопрос, является ли неоднократным убийство, совершенное лицом, ранее покушавшимся на убийство или бывшим соучастником (например, пособником) предшествующего убийства. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. разъяснил, что для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, совершил ли он ранее оконченное преступление либо покушение на убийство, являлся ли он исполнителем или иным соучастником данного преступления (п. 14). Эти положения относятся не только к ранее совершенному покушению на убийство и к участию в его совершении, но и ко всем другим уже упомянутым посягательствам на жизнь человека, образующим неоднократность при квалификации последнего убийства.

В доктрине уголовного права и на практике остается спорным вопрос о том, подлежат ли квалификации по совокупности действия, которое одновременное привлекается к уголовной ответственности за убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств, также за покушение на такое же убийство. Об отсутствии единства взглядов на квалификацию таких случаев свидетельствует дело по обвинению Б., который был осужден по ст. 15 и 103, п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 1 ст. 105 и п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК) за покушение на убийство из ревности и за убийство из хулиганских побуждений. Прокурор внес протест, в котором поставил вопрос об исключении из обвинения ст. 15 и 103 УК РСФСР (ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК). Президиум Верховного Суда России отклонил протест, указав в постановлении, что если согласиться с протестом, то это приведет к тому, что первому преступлению, совершенному осужденным, не будет дана соответствующая квалификация и не будет определена мера наказания за это преступление. По нашему мнению, протест отклонен обоснованно, так как п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) предусматривает квалификацию только второго (повторного) убийства или покушения на него.

Нашу позицию по данному вопросу не разделяет М. И. Блум, полагая, что два или более преступных деяния, одно из которых признается оконченным преступлением, а второе покушением, приготовлением или соучастием, не могут рассматриваться как преступления, предусмотренные различными статьями УК, и потому не могут квалифицироваться как реальная совокупность преступлений. Для таких случаев предлагается квалификация по статье, предусматривающей повышенную ответственность.

Несостоятельность этой позиции становится очевидной, если последовательность совершенных преступлений изложить в таком порядке: сначала совершено убийство одного человека, а потом — покушение на убийство другого. Представляется, что здесь не должно возникать вопроса о том, подлежат ли они квалификации по совокупности. Нельзя же квалификацией первого преступления исключить квалификацию второго преступления либо квалификацией только второго преступления первое превратить в покушение. Как в первом (дело Б.), так и во втором (измененном) примере налицо совокупность одних и тех же преступлений, последовательность совершения которых не должна менять принципиального подхода к юридической оценке.

Для квалификации оконченных преступлений (двух убийств без отягчающих обстоятельств) также применима совокупность преступлений. В связи с этим представляются необоснованными возражения Г. Л. Кригер, которая оспаривает нашу позицию по данному вопросу, исключая квалификацию первого убийства по ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК) при квалификации второго по п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) на том основании, что «в таких случаях общественная опасность содеянного, выразившегося в неоднократном совершении одного и того же преступления, может быть в полной мере учтена при квалификации совершенных преступлений по одной статье, предусматривающей более строгое наказание за их повторное совершение».84 К сожалению, автор не раскрывает, как можно учесть при квалификации нескольких преступлений по одной статье, предусматривающей ответственность только за последнее преступление, их неоднократность. Другой аргументации не приводится. Авторы цитируемой работы допускают и непоследовательность, признавая в то же время необходимость квалификации покушения на убийство и убийства по совокупности ст. 15, 103 и п. «и» и 102 УК РСФСР2 (ст. 30, ч. 1 ст. 105 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК). Сторонники применения в подобных случаях только п. «и» 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) ссылаются на ст. 40 УК РФ CP (ст. 69 УК), где говорится о назначении наказания по совокупности преступлений, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса. По нашему мнению, эта ссылка не убедительна. Здесь речь идет о назначении наказания, а не о квалификации преступления.

В качестве аргумента при обсуждении данного вопроса иногда (ывается и на то, что лицо совершает одноименное преступление. Нетрудно убедиться, что убийство, совершенное неоднократно, не может быть одноименным, так как впервые совершенное убийство никогда не будет квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК как неоднократное. Оно не может быть одноименным и потому, что имеет особенности, которые при квалификации обоих убийств только . «н» ч. 2 ст. 105 УК не нашли бы отражения. Например, первое убийство совершено из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 На повторное— без отягчающих обстоятельств. Для последнего единственным квалифицирующим признаком будет п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. А как быть с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Получается, что он исчезнет. связи с этим возникает вопрос: почему мы должны облегчать участь убийцы, скрывшегося после совершения первого преступления. Ведь если бы его судили за первое убийство по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, то в случае совершения нового убийства его действия квалифицировались бы также по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Совершенно непонятно, почему отсутствие судимости за прежнее убийство в подобных случаях должно исключать его самостоятельную квалификацию в соответствии с теми признаками, которые оно содержит.

Наконец, нельзя не учитывать формулировку закона. В п. «н» ч. 2 ст. 105 УК говорится об убийстве, совершенном неоднократно, т.е. речь идет о новом убийстве, а предыдущее имеется в виду лишь как отягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию. Правильное решение о неоднократности и совокупности в подобных случаях выходит за рамки разрешении вопроса о квалификации убийств.

Для правильной квалификации убийства по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК имеет значение решение вопроса о влиянии снятия или погашения судимости на признание или непризнание убийства неоднократным. Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что содеянное не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если судимость за ранее совершенное умышленное причинение смерти другому человеку была погашена или снята, а также в случае освобождения судом лица от уголовной ответственности за ранее совершенное убийство в связи с истечением срока давности.

Рассмотрение вопросов квалификации убийства, совершенного неоднократно, приводит к следующим выводам:

1) Убийство квалифицируется по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если лицо ранее совершило: а) преступление, предусмотренное ст. 105 (ч.1 и 2), ст. 277, 295, 317, 357 УК или предусмотренное ст. 66, 67, 102, 103, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР; б) приготовление или покушение на одно из названных преступлений (ст. 30 УК) либо соучастие в их совершении (ст. 33 УК).

2) Представляется, что если лицо, ранее совершившее убийство без смягчающих обстоятельств за пределами Российской Федерации и осужденное судом иностранного государства, совершит убийство в Российской Федерации, то оно должно нести ответственность за последнее убийство как за совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; данное положение необходимо относить и к лицам, совершившим убийство на территории Российской Федерации, если они ранее были осуждены за убийство без смягчающих обстоятельств по соответствующим статьям УК бывших союзных республик, входивших в состав СССР.

3) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК применяется в случае совершения виновным нескольких убийств в разное время, если даже ни за одно из них виновный ранее осужден не был.

4) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК не может быть применен, если виновный в совершении убийства, предусмотренного ст. 105 (ч.1 или 2), в прошлом совершил (совершила): детоубийство, убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания преступника; в этом случае применяется принцип совокупности преступлений — лицо несет ответственность за каждое убийство по соответствующей статье УК.

5) Убийство не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если погашена или снята судимость за ранее совершенное преступление, образующее неоднократность, или истекли сроки давности уголовной ответственности либо за ранее совершенное убийство лицо в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.

6) Если лицо, совершившее два убийства, ни за одно из них не было осуждено, последнее убийство квалифицируется как совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; ранее совершенное убийство, по нашему мнению, квалифицируется самостоятельно по соответствующей статье УК.

7) В связи с возникшими трудностями применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК следовало бы использовать подход, который был применен в п. «и» ст. 102 УК РСФСР, а именно указать: «убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 106-108 настоящего Кодекса».

Уголовный кодекс РФ

c комментариями

Комментарий к статье 105

1. Статья 105 нового УК состоит из двух частей. В ч. 1 речь идет об убийстве без отягчающих и без смягчающих обстоятельств, т. е. о так называемом простом убийстве. В ч. 2 указаны обстоятельства, отягчающие убийство. В УК РСФСР эти виды убийства были в самостоятельных статьях, причем статья об убийстве при отягчающих обстоятельствах предшествовала статье об убийстве, совершенном без отягчающих обстоятельств.

2. По новому УК к убийству относится умышленное причинение смерти другому человеку. Следовательно, причинение смерти по неосторожности не может относиться к убийству (см. комментарий к ст. 109 УК). В связи с этим во всех случаях, когда в настоящем комментарии говорится об убийстве, имеется в виду умышленное убийство.

3. Убийство — это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

4. Объектом убийства является жизнь человека, которая состоит не только из биологических процессов, но и включает общественные отношения, обеспечивающие жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. Началом жизни считается появление плода во время родов. Поэтому лишение ребенка жизни в этот момент и позднее является убийством. Об отграничении убийства от незаконного производства аборта см. комментарий к ст. 123 УК.

5. Убийство должно четко отграничиваться от других видов насильственной смерти: самоубийства и несчастного случая, ответственность за которые законом не предусмотрена.

6. Уголовно-правовой охране по российскому уголовному закону в равной мере подлежит жизнь любого человека независимо от возраста, физических данных и моральных качеств. Ошибка в личности потерпевшего не влияет на наступление ответственности за умышленное убийство.

7. Убийством может быть признано деяние, совершенное как путем действия, так и бездействия. Чаще всего это действие, направленное на нарушение функций или анатомической целости жизненно важных органов другого человека. Оно совершается путем физических действий (применение огнестрельного оружия, нанесение ран, утопление, удушение, отравление, сбрасывание с высоты и т. п. ) или психического воздействия. Например, причинение психической травмы, окончившейся смертью лица, страдавшего тяжелым заболеванием сердца, должно рассматриваться как убийство при наличии у виновного цели лишить потерпевшего жизни. Подговор к самоубийству лица, не осознающего значения этого акта, а также создание обстановки «безысходности» для другого лица при наличии прямого умысла на то, чтобы оно покончило с собой, также образуют признаки убийства.

Убийство бездействием имеет место, например, в тех случаях, когда виновным не выполняется обязанность особо заботиться о потерпевшем или совершать действия, предотвращающие наступление смерти (например, мать перестает кормить ребенка или сигнальщик не предупреждает потерпевшего, находящегося в опасной зоне, о начале взрывных работ). Разумеется, виновный в этих случаях должен иметь реальную возможность для выполнения возложенных на него обязанностей.

8. Обязательным условием наступления ответственности за убийство является причинная связь между действием или бездействием виновного и наступившими последствиями. Уголовно-правовая наука исходит из того, что, устанавливая причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее:
а) причинная связь устанавливается между наступлением смерти и не только непосредственными телодвижениями преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т. п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;
б) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они явились необходимым для лишения жизни потерпевшего условием, при отсутствии которого смерть не могла наступить;
в) действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними.

9. В случаях привлечения к уголовной ответственности за умышленное убийство нескольких лиц должны быть исследованы степень и характер участия в преступлении каждого из них. При этом исполнителями преступления следует признавать тех лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах». — Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

10. Субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только умышленно как с прямым, так и с косвенным умыслом при условии, если лицо осознавало, что его действие (или бездействие) может привести к смерти потерпевшего, желало или сознательно допускало ее наступление либо безразлично относилось к наступлению такого последствия. При решении вопроса о содержании умысла виновного необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления, в частности учитывать предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, причины прекращения преступных действий виновного, способы и орудия преступления, а также характер ранений, например, в жизненно важные органы тела и т. д.

11. Разграничение прямого и косвенного умысла при убийстве имеет значение для индивидуализации ответственности и отграничения этого преступления от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление в этом случае получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям. Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

12. В число обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, могут входить также такие признаки, как мотив, цель и эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления. Это факультативные признаки субъективной стороны убийства. В тех случаях, когда их установление необходимо, они могут иметь решающее значение как для квалификации преступления, так и для назначения наказания виновному.

13. Субъектом убийства может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (см. комментарий к ст.ст. 19 и 20 УК). Подростки, достигшие 14-летнего возраста, несут ответственность за приготовление к убийству, покушение на его совершение и за соучастие в нем. Данные, характеризующие личность субъекта убийства, при определенных условиях могут оказывать влияние на степень его ответственности за совершенное преступление. Закон называет некоторые признаки субъекта, имеющие значение для квалификации совершенного им убийства. Так, убийство, совершенное неоднократно, влечет квалификацию по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Эти данные могут иметь существенное значение и для назначения наказания.

14. Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным составом данного вида преступлений: с этой нормы начинается глава о преступлениях против жизни и здоровья и в ней содержится определение понятия убийства. Что касается признаков данного убийства, то существенным является то, что оно не должно относиться к убийствам, предусмотренным ч. 2 ст. 105 УК и ст.ст. 106 — 108 УК и содержащим признаки, исключающие применение ч. 1 ст. 105 УК. Каких-либо особых признаков, указывающих на необходимость применения нормы ч. 1 ст. 105 УК, кроме общих признаков убийства, о которых уже говорилось, данная норма не содержит.

15. К числу убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105 УК, практика относит чаще всего: убийства из ревности; из мести, возникшей на почве личных отношений; в ссоре или драке; в результате неправомерного применения оружия представителем власти либо сторожем при неисполнении потерпевшим законных требований; из сострадания по просьбе потерпевшего; лица, ошибочно принятого за нападающего при отсутствии признаков необходимой обороны (из трусости); когда мотив убийства не установлен и т. п. Эти обстоятельства не имеют самостоятельного значения для квалификации, они лишь ориентируют на применение ч. 1 ст. 105 УК (при отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств).

16. Убийство из ревности, как правило, совершается в связи с действительной или мнимой изменой, отказом от сожительства, нарушением обещания выйти замуж или жениться. Убийство из ревности необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда ревность используется виновным лишь как предлог для скандалов, издевательств и последующего убийства потерпевшей. Потерпевшая в таких случаях зачастую вообще не давала никаких поводов для ревности. В подобных ситуациях важно выяснить, какой мотив был доминирующим, определяющим поведение виновного.

17. Убийство из мести на почве личных отношений возможно в связи с самыми различными поступками потерпевшего, относящимися как к правомерным, так и противоправным действиям, совершенным непосредственно перед убийством или когда-то в прошлом. Убийство из мести необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда предлогом для убийства избирается какой-либо малозначительный поступок потерпевшего (например, отказ дать прикурить, поделиться спиртными напитками).

18. Представляется, что по ч. 1 ст. 105 УК следует квалифицировать убийства, по которым мотив убийства не установлен. Такие убийства иногда относятся к убийствам из хулиганских побуждений. Однако при не установлении мотива и при отсутствии других обстоятельств, влияющих на квалификацию, эти убийства в действительности должны относиться к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК. Ведь если не выяснен мотив преступления, значит, не установлены и хулиганские побуждения.

19. Умышленное убийство из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от того, где оно совершено (например, на улице, в парке или ином общественном месте), не должно квалифицироваться как убийство из хулиганских побуждений. В таких случаях, как нам представляется, необходимо установить, что мотивы, которыми руководствовался виновный, возникли на почве личных отношений и несовместимы с хулиганскими побуждениями.

20. Факт ссоры или драки при убийстве не влечет сам по себе применения ст. 105 УК. Для квалификации убийства, совершенного в ссоре или драке, не имеет значения, кто (потерпевший или виновный) явился ее зачинщиком, а равно была ли драка обоюдной. Установление указанных обстоятельств не устраняет факта совершения убийства при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, и только при отсутствии этих обстоятельств убийство, совершенное в ссоре или драке, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК.

21. Наибольшую опасность по сравнению с другими убийствами представляют убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК). Здесь дается новая, по сравнению с УК РСФСР 1960 г., классификация отягчающих обстоятельств убийства, уточнена редакция некоторых квалифицирующих признаков и введены новые признаки. С тем чтобы избежать повторений, все эти новеллы далее будут рассматриваться при анализе каждого из отягчающих обстоятельств. Отметим лишь, что число обстоятельств, отягчающих убийство, в новом УК по сравнению с прежним в конечном счете не изменилось, хотя фактически число указанных обстоятельств увеличилось за счет введения новых, объединения и дополнения некоторых из них. Теперь общая картина обстоятельств, влияющих на квалификацию убийства, если их соотнести с элементами состава данного преступления, следующая: по объекту преступления — убийство двух или более лиц; лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом заложников; убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; по объективной стороне — убийство, совершенное с особой жестокостью; общеопасным способом; совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; по субъективной стороне — из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера; по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести; с целью использования органов или тканей потерпевшего; по субъекту — совершенное неоднократно. Представляется, что соотнесение отягчающих обстоятельств с элементами состава данного преступления имеет практическое значение при анализе каждого состава убийства, отягченного одним или несколькими из названных обстоятельств.

22. Установление одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, является необходимым условием для квалификации содеянного по этой статье. При наличии нескольких обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, каждое из них должно получить самостоятельную квалификацию. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что допустима совокупность не всех пунктов ч. 2 ст. 105 УК. Так, нельзя квалифицировать убийство по совокупности пп. «б», «з», «и», «к», «л» ч. 2 указанной статьи в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих мотив и цель деятельности виновного. Это относится, например, к тем случаям, когда убийство совершается по какому-либо одному мотиву, который доминирует и определяет в конкретной ситуации действия виновного. Нельзя, например, совершать убийство одновременно из хулиганских и корыстных побуждений или в связи с выполнением потерпевшим общественного долга и кровной местью. В тех же случаях, когда мотивы свидетельствуют о реальной совокупности преступных действий, могут быть применены несколько пунктов ст. 105, характеризующих мотивы. Например, виновный совершает разбойное нападение и изнасилование потерпевшей, а затем — и ее убийство. Последнее подлежит квалификации по пп. «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК.

23. Отнесение убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК) к отягчающим обстоятельствам объясняется тяжестью наступивших последствий и опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек. Пленум Верховного Суда РФ в п. 11 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что при квалификации убийства по этому признаку необходимо исходить из того, что действия виновного должны охватываться единством намерения и должны быть совершены, как правило, одновременно (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

24. К одновременному убийству двух или более лиц следует относить такие убийства, при которых потерпевшие были лишены жизни без разрыва во времени. Например, причинение смерти одним выстрелом, либо причинение смерти одному за другим. Но возможен и разрыв во времени между убийствами. О единстве намерения в таких случаях свидетельствует умысел на совершение убийства двух или более лиц и один и тот же мотив лишения жизни.

25. При разновременном убийстве двух или более лиц, объединенного единством намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном убийстве возможен не только прямой, но и косвенный умысел. Мотив же не может считаться во всех случаях обязательным признаком единства преступного намерения виновного. Вполне возможны убийства одного лица за другим по разным мотивам, например, одного потерпевшего — из хулиганских побуждений, а другого — в связи с выполнением им общественного долга или с целью сокрытия первого убийства.

26. Наряду с п. «а» подлежит применению и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, когда совершено убийство двух или более лиц общеопасным способом, при наличии опасности лишения жизни других лиц, помимо потерпевших.

27. Убийство двух лиц не может квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах, если одно из убийств совершено при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (Бюл. ВС СССР, 1968, N 1, с. 28).

28. Убийство одного человека и покушение на жизнь другого не могут рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух и более лиц. Поскольку преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, следует квалифицировать как убийство по соответствующей статье УК и как покушение на убийство двух и более лиц (п. 11 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. — Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

29. Отягчающим обстоятельством является убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). Редакция данного отягчающего обстоятельства по сравнению с редакцией п. «в» ст. 102 УК РСФСР уточнена — она стала более лаконичной, но существо ее не изменилось. Вместо слов «его близких родственников, а также иных лиц, убийство которых совершено с целью воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица» применен термин «близких» лица, которое выполняет служебный или общественный долг. Такими «близкими» могут быть не только близкие родственники, но и любые другие лица, которых любит, ценит, уважает, которыми дорожит это лицо.

30. Под служебной деятельностью следует понимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, кооперативными или иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — как осуществление гражданами специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении и т. п.) (см. п. 7 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. — Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

31. Для признания убийства совершенным на почве мести за выполнение потерпевшим своих служебных обязанностей или общественного долга не имеет значения, совершено ли оно при исполнении потерпевшим служебных или общественных обязанностей или в другое время; в момент, когда потерпевший выполнял действия, вызвавшие месть виновного, либо спустя какой-то промежуток времени.

32. По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК подлежит квалификации и убийство с целью воспрепятствовать общественной деятельности потерпевшего или выполнению им служебной долга, т. е. до того как потерпевший совершил действия, которые виновный считал для себя нежелательными.

33. Умышленное убийство не может квалифицироваться как совершенное в связи с выполнением потерпевшим своих служебных обязанностей или общественного долга, если об этом обстоятельстве не было известно виновному. Закон предполагает сознание виновным того, что он действует против лица, выполняющего свой служебный или общественный долг, и именно в связи с этим посягает на его жизнь (Бюл. ВС СССР, 1975, N 4, с. 18 — 20).

34. В тех случаях, когда убийство связано с незаконной служебной деятельностью потерпевшего (злоупотребление служебным положением, превышение власти и т. п. ), квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК исключается.

35. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК) является новым квалифицирующим обстоятельством для убийства. В УК 1960 г. его не было. Включение данного признака убийства в УК вызвано, по нашему мнению, двумя причинами: изменением отношения в обществе к беспомощным лицам, а также распространением в последние годы похищений людей и захватов заложников. Последние, по существу, также находятся в беспомощном состоянии по отношению к преступникам.

36. К беспомощным потерпевшим следует отнести прежде всего престарелых, больных и малолетних. Состояние беспомощности характеризуется неспособностью жертвы оказать убийце сопротивление или уклониться от встречи с ним. Представляется, что по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать также убийство потерпевшего, находящегося в бессознательном состоянии, в обмороке, сильном опьянении или во время сна.

37. Потерпевший должен находиться заведомо для виновного в беспомощном состоянии, т. е. виновный должен осознавать, что, совершая убийство, использует беспомощность своей жертвы. О понятии заведомости см. комментарий к ст. 63 УК.

38. При похищении людей и захвате заложников, когда в связи с этим совершено умышленное лишение жизни потерпевшего, действия виновного должны квалифицироваться не только по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, но и по совокупности соответственно по статьям 126 и 206 УК.

39. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), отягчается тем, что жизни лишается и плод человека.

40. Обязательным условием для применения этой нормы является заведомая осведомленность виновного о беременности потерпевшей (наличие внешних признаков беременности или доказательств, свидетельствующих о том, что виновный знал о беременности потерпевшей).

41. Для применения п. «г» ч. 2 ст. 105 УК не имеют значения сроки беременности и жизнеспособность плода.

42. Квалифицирующим обстоятельством является совершение убийства с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Каждое убийство является жестоким преступлением, поэтому для применения п. «д» необходимо установить его особую жестокость. Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. подчеркнул, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении особой жестокости (Бюл. ВС РФ, 1993, N 9, с. 3 — 6).

43. В том же постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что признак особой жестокости наличествует, в частности, в тех случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой, либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.). Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

44. Множественность ранений при убийстве сама по себе не является условием, которое во всех случаях следует рассматривать как свидетельство совершения преступления с особой жестокостью, поскольку закон данный признак связывает не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, подтверждающими, что виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления с особой жестокостью (см. Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1981 — 1988. М., 1989, с. 188 — 189).

45. В случае признания убийства совершенным с особой жестокостью вследствие причинения потерпевшему большого количества ранений не имеет значения, явилось ли каждое из этих ранений смертельным. Это объясняется тем, что в законе говорится об «особой жестокости» убийства, а не о способе, «особо мучительном для убитого». Решая вопрос об особой жестокости убийства, необходимо учитывать, что понятие «особая жестокость» не медицинское, а юридическое. В то же время убийство, совершенное особо мучительным способом для убитого, во всех случаях должно признаваться совершенным с особой жестокостью.

46. Для применения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный, совершая умышленное убийство, действовал специально с особой жестокостью; достаточно установить, что он сознательно допускал особую жестокость своих действий.

47. Особая жестокость может проявиться и в том, что виновный препятствовал после нанесения ранения оказанию помощи истекающему кровью потерпевшему и т. п.

48. Глумление над трупом может свидетельствовать об особой жестокости убийства только в том случае, если виновный не осознавал, что смерть потерпевшего до этого уже наступила. Расчленение трупа или его уничтожение практически во всех случаях является способом сокрытия следов совершенного убийства. Встречающиеся в практике в последние годы случаи каннибализма, по нашему мнению, также находятся за пределами состава преступления, если не установлена специальная цель совершения этого преступления (см. комментарий к п. «з» ч. 2 данной статьи).

49. Указание в п. «е» ч. 2 ст. 105 УК на убийство, совершенное общеопасным способом, является более полным, чем формулировка «убийство способом, опасным для жизни многих людей» в УК РСФСР, хотя здесь не решается вопрос о наличии или отсутствии угрозы для жизни многих людей. Вполне понятно, что это вопрос для каждого конкретного случая.

50. Представляется, что формулировка данного отягчающего обстоятельства убийства обязывает различать две ситуации: 1) когда способ, использованный преступником для убийства, в силу своего характера во всех случаях является общеопасным, 2) когда общеопасность способа связана с конкретной обстановкой совершенного убийства.

51. Общеопасным по своему характеру является такой способ, который в любом случае представляет опасность для людей, например, при применении для убийства взрывчатых веществ, бомб, оружия или орудий, предназначенных для ведения военных действий, ядовитых веществ, продуктов ядерного распада, при поджоге, разрушении плотины, удерживающей массы воды или сель. Здесь решающую роль играют средства, примененные для убийства.

52. Общеопасным в конкретной обстановке совершения преступления является такой способ, когда, преследуя цель убийства одного человека, виновный одновременно угрожает жизни других людей, например, увидев жертву среди других людей, он направляет на нее (а значит и на других лиц) на большой скорости автомобиль или другой источник повышенной опасности. Иначе должно быть оценено убийство при умышленном наезде на одного человека в безлюдном месте. В этих случаях решающую роль для квалификации играют способ и место применения орудия убийства.

53. Для квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить, что виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, осознавал, что он применяет общеопасный способ, который может причинить вред жизни и здоровью других лиц, «исходя не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия» (Бюл. ВС СССР, 1967, N 3, с. 17).

54. Квалификация убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК возможна только в том случае, если опасность для жизни многих людей была действительной, а не мнимой или предполагаемой.

55. Для признания убийства совершенным общеопасным способом не имеет значения, наступили ли какие-либо последствия для других лиц, которые находились в опасности при совершении убийства.

56. В п. 9 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в случае нанесения телесных повреждений другим лицам действия виновного надлежит квалифицировать не только как убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей, т. е. общеопасным способом, но также по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение телесных повреждений (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

57. Совершение убийства группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч, ст. 105 УК) как отягчающее обстоятельство по сравнению с п. «н» ст. 102 УК 1960 г. (убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц) существенно уточнено. Практика показала, что особая опасность убийства, совершенного группой лиц, состоит не столько в предварительном сговоре, сколько в том, что такое убийство ставит потерпевшего в процессе совершения преступления в невыгодное положение по соотношению cил, сокращает, а иногда парализует его возможность к оказанию сопротивления. Вместе с тем, в п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК специально указано на наличие предварительного сговора и организованность группы, что подчеркивает особую общественную опасность этих обстоятельств (см. комментарий к ст. 35 УК). Представляется, что формулировка п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК охватывает все виды убийства, совершенного двумя и более лицами (см. комментарий к ст.ст. 34 и 35 УК).

58. Анализируемая новелла не исключает, а предполагает обязанность следователя и суда по делам об убийствах, когда к уголовной ответственности привлекается несколько лиц, исследовать степень и характер участия в преступлении каждого обвиняемого в его совершении. В связи с этим сохраняют силу и после принятия нового УК рекомендации, данные Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. В нем говорится, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего. При совершении убийства несколькими лицами суды должны тщательно исследовать, имелась ли предварительная договоренность между участниками преступления, были ли распределены между ними роли, а также исследовать все обстоятельства, с учетом которых может быть сделан вывод о наличии или отсутствии организованной группы. При этом судам рекомендовано иметь в виду, что такие квалифицирующие признаки убийства, которые относятся исключительно к личности виновного, например, неоднократность (в ст. 102 УК РСФСР пп. «и» и «л»), должны учитываться при квалификации только в отношении тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, ст. 3 — 6). Подчеркнем, что выявление роли каждого соучастника убийства имеет значение не только для квалификации преступления, но и для определения степени иной ответственности и индивидуализации наказания.

59. Отягчающим обстоятельством закон признает и совершение убийства из корыстных побуждений или по найму, а равно если оно сопряжено с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК). В УК РСФСР (п. «а» ст. 102) речь шла только об убийстве из корыстных побуждений. Первые два дополнения (убийство по найму и при разбое) носят уточняющий характер, так как и без этого здесь очевиден корыстный мотив — виновный стремится получить материальную выгоду. При бандитизме же как отягчающем обстоятельстве убийства мотив чаще всего совпадает с корыстными побуждениями, но он может иметь и самостоятельный, присущий бандитизму, оттенок, когда налицо побуждение нанести ущерб общественной безопасности. При этом корыстного мотива может и не быть.

60. Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что корыстным следует считать убийство, совершенное в целях получения виновным или другими лицами материальной выгоды (денег, имущества или прав на его получение, права на жилище, вознаграждения от третьего лица и т. п. ) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

61. Для применения п. «з» ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, достиг ли виновный цели получения материальной выгоды. Важно установить, что он руководствовался при совершении убийства (как и при покушении на него) корыстным мотивом, который в любом случае должен возникнуть до убийства, а не после его совершения.

62. Судебная практика исходит из того, что для признания корыстного убийства оконченным преступлением не имеет значения, получил ли виновный те блага, к которым стремился, совершая убийство. Вместе с тем Президиум Верховного Суда РСФСР признал, что убийство при охране имущества не является убийством из корыстных побуждений (Бюл. ВС РСФСР, 1963, N 3, с. 5).

63. Совершая корыстное убийство (без разбойного нападения), виновный всегда действует с прямым умыслом; корыстное убийство при разбойном нападении может быть совершено и с косвенным умыслом. Например, преступник раздел пьяного, оставил его без цели лишения жизни на сильном морозе и тот умер от переохлаждения. Здесь виновный не желал смерти потерпевшего, но осознавал, что она может наступить, и относился к такому последствию безразлично.

64. Для квалификации корыстного убийства и разбойного нападения (см. комментарий к ст. 162 УК) по совокупности этих преступлений необходимо установить, что убийство было совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его) и, в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него. Президиум Верховного Суда РСФСР признал, что лицо, совершившее в целях завладения чужим имуществом разбойное нападение, повлекшее смерть потерпевшего, с учетом направленности умысла несет ответственность за корыстное убийство и разбойное нападение, если между нападением и завладением имуществом имеется «некоторый разрыв во времени» (Бюл. ВС РСФСР, 1977, N 10, с. 4).

65. Убийство из корыстных побуждений необходимо отграничивать от убийства на почве мести за ранее причиненный материальный ущерб. В тех случаях, когда при убийстве установлен не только корыстный мотив, но и мотив мести в связи с причиненным ущербом, преступление следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, если другие обстоятельства, предусмотренные этой статьей, не установлены.

66. Убийство, сопряженное с вымогательством (см. комментарий к ст. 163 УК), может быть совершено с прямым умыслом с целью устрашения других лиц, а также из мести за отказ передать деньги или иное имущество. Такое убийство может быть совершено и с косвенным умыслом, когда примененные «средства воздействия» на жертву с целью вымогательства привели к его смерти. Во всех этих случаях преступления должны квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений по п. «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 163 УК.

67. Как следует из п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г., умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

68. Мотивы действий виновного при убийстве из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК) характеризуются признаками хулиганства (ст. 213 УК). Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 постановления от 22 декабря 1992 г. указал, что убийством, совершенным из хулиганских побуждений, следует признавать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6). При совершении убийства из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни другого человека либо от таких действий, направленных на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу, которыми человек может быть лишен жизни.

69. Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо установить мотив — хулиганские побуждения, — который характеризуется с внешней стороны не спровоцированным нападением на потерпевшего, отсутствием поводов к нападению и убийству. Поэтому для установления данного мотива важное значение имеет анализ действий виновного в момент убийства, перед ним и после его совершения. Судебная практика исходит из того, что не установление мотивов убийства не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений (Бюл. ВС СССР, 1979, N 2, с.4 — 6).

70. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 упомянутого постановления, если лицом, помимо убийства из хулиганских побуждений, были совершены иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, то содеянное надлежит квалифицировать и как убийство из хулиганских побуждений, и как хулиганство. Представляется, что в данном случае имеется в виду реальная совокупность этих преступлений.

71. Умышленное убийство из хулиганских побуждений может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

72. Еще одно отягчающее обстоятельство — совершение убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно если оно сопряжено с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК). Новый УК по сравнению с ранее действовавшим дополнен здесь только ссылкой на насильственные действия сексуального характера, исходя из ст. 132 УК, которая эти действия по общественной опасности приравняла к изнасилованию.

73. Убийство признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, когда речь идет об убийстве с целью сокрытия или облегчения любого преступления независимо от его тяжести. При квалификации данного вида убийства необходимо учитывать, что оно может быть совершено только с прямым умыслом, поскольку в законе указана специальная цель совершения данного преступления.

74. Для применения п. «к» ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг цели (облегчил совершение или сокрытие другого преступления), достаточно установить сам факт совершения убийства с этой целью.

75. Убийство с целью скрыть или облегчить другое преступление и это другое преступление могут быть совершены как одним лицом, так и по предварительному сговору разными лицами, как одновременно, так и в разное время.

76. Убийство должностного лица, которому сообщено о совершенном преступлении, подлежит квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК в том случае, если виновный таким путем преследовал цель сокрытия этого преступления.

77. Убийство может быть признано совершенным с целью сокрытия другого преступления только в том случае, если не сообщено еще органу власти о совершенном преступлении либо если виновный, совершая убийство, не был осведомлен об этом.

78. Преступление, с целью облегчить совершение или сокрытие которого было совершено убийство, подлежит самостоятельной квалификации. Например, если убийство было совершено с целью сокрытия кражи личного имущества гражданина, действия виновного должны быть квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и ст. 158 УК. Равным образом убийство потерпевшего, совершенное после закончившегося разбойного нападения, подлежит квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и ст. 162 УК.

79. Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, является частным случаем убийства с целью облегчения или сокрытия другого преступления. Оно может быть совершено как после, так и в процессе изнасилования. Убийство, которое совершено в процессе насилия, как правило, характеризуется косвенным умыслом. Но убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может быть совершено и с прямым умыслом, например, из мести за оказанное сопротивление или за намерение сообщить о насилии в органы уголовной юстиции.

80. Пункт «к» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению и в том случае, когда убийство совершило одно из лиц, участвовавших в изнасиловании или совершении насильственных сексуальных действий. При наличии сговора на убийство ответственность за его совершение наступает по правилам соучастия (ст. 34 УК). Если же имеет место эксцесс исполнителя (ст. 36 УК), действия участников насилия квалифицируются с учетом данного обстоятельства.

81. В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. подчеркивается, что при убийстве, сопряженном с изнасилованием (теперь — и с насильственными действиями сексуального характера), совершается два самостоятельных преступления, которые в зависимости от конкретных особенностей дела следует квалифицировать как убийство, совершенное при указанных обстоятельствах, и по соответствующей статье о преступлениях, посягающих на половую неприкосновенность (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

82. В тех случаях, когда после убийства с целью облегчения другого преступления виновный почему-либо не совершает его, он несет ответственность за убийство по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и за приготовление к другому преступлению.

83. Согласно п. «л» ч. 2 ст. 105 УК отягчающим обстоятельством является совершение убийства по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести. По сравнению с прежней формулировкой в п. «м» ст. 102 УК 1960 г. («убийство, совершенное на почве национальной или расовой вражды или розни»), в новый УК, как видно, внесены уточнения; кроме того, в этот пункт включено и убийство на почве кровной мести. В УК РСФСР это был самостоятельный пункт «к» ст. 102.

84. О понятии возбуждения социальной, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды см. комментарий к ст. 282 УК.

85. Установление факта возбуждения социальной, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды при убийстве является обязательным. Данный мотив может сочетаться с мотивом мести на почве осуществления служебной деятельности или выполнения общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). Одновременно с п. «л» возможна квалификация и по пп. «з», «и» и «к» ч. 2 ст. 105 УК, когда установлены корыстные или хулиганские побуждения при убийстве, либо последнее сопряжено с бандитизмом или изнасилованием, либо с сокрытием другого преступления. Однако мотив национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды должен быть установлен как самостоятельный доминирующий (обязательно присутствующий) мотив.

86. Представляется, что убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды совершается с прямым умыслом, поскольку мотив в данном случае характеризует и цель совершения преступления. Возможны такие убийства и с косвенным умыслом, но данный мотив должен быть установлен по другому одновременно совершенному преступлению. Например, поджог дома, принадлежащего лицу другой национальности, когда в доме находятся люди и виновный к их судьбе относится безразлично, не исключая их смерти в результате пожара.

87. Что касается умышленного убийства, совершенного по мотиву кровной мести, то надо иметь в виду, что кровная месть — это обычай, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, «обязаны» убить обидчика. Особая общественная опасность убийства на почве кровной мести состоит не только в самом факте убийства, но и в том, что второе убийство, совершенное на почве кровной мести, как правило, не снимает с родственников второго потерпевшего «обязанности» мстить за его убийство. В таких случаях кровная месть может служить мотивом убийства нескольких человек.

88. Для применения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК должно быть установлено, что виновный принадлежит к той группе населения, которая признает обычай кровной мести; потерпевший же может и не относиться к этой группе населения.

89. Убийство на почве кровной мести квалифицируется по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК и в том случае, когда оно совершено за пределами местности, где постоянно проживают коренные жители, признающие обычай кровной мести.

90. Кровную месть как мотив убийства следует отграничивать от убийства из мести, возникающей на почве личных отношений. Поэтому п. «л» ч. 2 ст. 105 УК не подлежит распространительному толкованию и должен применяться только в случаях, когда убийство обусловлено кровной местью как пережитком родового быта. Убийство из мести, возникшей на почве личных отношений, при отсутствии признаков ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК (см. комментарий к ч. 1 данной статьи).

91. Указания на убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК) в качестве обстоятельства, отягчающего убийство, в УК РСФСР не было. В связи с расширением возможностей медицины по пересадке органов и тканей одного человека другому включение данного признака убийства в ст. 105 УК является вполне обоснованным.

92. Субъектом такого убийства может быть любое лицо, включая медицинского работника, без которого совершение данного преступления маловероятно, но возможно. Например, жертва убийства может быть выдана заинтересованным в операции лицом за потерпевшего от дорожно-транспортного происшествия.

93. Способ убийства — изъятие у потерпевшего органа или тканей (обман под видом медицинской операции, насилие с применением наркоза или наркотиков и т. п.), в результате чего наступила смерть потерпевшего, для квалификации преступления по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК значения на имеет.

94. Субъективная сторона преступления, исходя из указанной в законе цели, характеризуется только прямым умыслом. Мотивом чаще всего является корысть, но могут быть и другие мотивы, например, карьеристские побуждения — угодить начальнику, заинтересованному в операции, желание спасти жизнь близкого человека за счет жизни другого, постороннего лица и т. п.

95. Возможно приготовление к данному преступлению, равно как и покушение на него, когда преступление прервано по не зависящим от виновного причинам (т. н. неоконченное покушение), например, прервано во время операции по изъятию у потерпевшего органа или части тела, без которых его жизнь была бы невозможна. Во всех иных случаях изъятия органа или ткани человека, который остался жив, при не доказанности прямого умысла на убийство, преступление квалифицируется в зависимости от наступивших последствий.

96. Отягчающим обстоятельством является совершение убийства неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК). О понятии неоднократности см. комментарий к ст. 16.

При характеристике неоднократности убийства, по нашему мнению, следует исходить из того, что это понятие:
1) охватывает ранее применявшееся в УК 1960 г. (п. «и» ст. 102 УК РСФСР) понятие совершения убийства «лицом, ранее совершившим умышленное убийство»;
2) не является синонимом судимости: как в смысле осуждения лица за прежнее убийство, так и в смысле наличия судимости после отбытия наказания за ранее совершенное убийство;
3) позволяет учитывать при совершении убийства однородные преступления, которые включают не только преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 105 УК, но и преступления, так или иначе связанные с умышленным посягательством на жизнь человека, и исключает посягательства, совершенные при смягчающих обстоятельствах, влияющих на их квалификацию. Следовательно, неоднократность имеет место в тех случаях, когда ранее были совершены преступления, соединенные с посягательством на жизнь человека, например, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (см. комментарий к ст. 317 УК). С другой стороны, неоднократность не должна признаваться, если ранее были совершены преступления, предусмотренные ст.ст. 107, 108, 109 УК; равным образом не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК убийство в состоянии сильного душевного волнения при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, если даже виновный в прошлом совершил умышленное убийство без смягчающих обстоятельств.

97. Из п. 12 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. следует, что ответственность за убийство, совершенное неоднократно, или за покушение на него наступает независимо от того, совершил ли виновный ранее убийство либо покушение, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

98. Из п. 12 названного постановления также вытекает, что если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающие соответственно под действие ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. «н» ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться в случаях:
а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление — умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах или без таковых;
б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

99. Пленум Верховного Суда РФ там же дал разъяснение, которое вполне применимо и к п. «н» ч. 2 ст. 105 УК: при совершении виновным двух покушений на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был осужден, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство. В случае же, когда виновный совершил умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч. 2 ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н» ч. 2 этой статьи закона.

100. При применении ст. 102 УК РСФСР в прошлые годы сложилась практика недопустимости на всех стадиях процесса изменять без обращения дела к доследованию квалификацию действий виновного с одного пункта этой статьи на другой, если это влечет изменение формулировки обвинения. Суды исходили из того, что замена неправильно примененного пункта статьи УК об ответственности за убийство при отягчающих обстоятельствах. Другим пунктом той же статьи возможна в тех случаях, когда такое Изменение квалификации не влечет изменения формулировки обвинения и не нарушает право подсудимого на защиту (см. Бюл. ВС СССР, 1975, N 4, с. 11 — 12). Представляется, что такой подход к изменению квалификации умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах вполне приемлем и для применения ст. 105 УК. Он полностью соответствует ст.ст. 45 и 46 Конституции РФ.

101. В п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. говорится о том, что суды обязаны при назначении наказания за убийство учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение во время происшествия (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с.,3 — 6).