Коап ст 162 ч2

Опасная формулировка

При этом ст. 162 КоАП Украины в виде санкции предусматривает конфискацию валютных ценностей и штраф в размере от 30 до 44 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан (ННМ), т. е. от 510 до 748 грн. Такому наказанию подлежат виновные в незаконной скупке, продаже, обмене или использовании валютных ценностей в качестве средства платежа или залога, если стоимость предмета незаконной операции не превышает 18 ННМ (т. е. 306 грн.). А ст. 164-2 КоАП закрепляет ответственность за укрывательство в учете валютных и других доходов, а также — непродуктивных расходов и убытков. За указанные проступки определено наказание в виде штрафа от 8 до 15 ННМ (т. е. от 136 до 255 грн.).

На первый взгляд административный штраф (даже в 748 грн.) — терпимое наказание. Однако следует учитывать, что обозначенный в ст. 162 КоАП Украины проступок, совершенный в течение года после наложения админвзыскания за такое же правонарушение, считается уже преступлением. И соответственно наказывается по ч. 1 ст. 80 УК Украины (как и незаконные валютные операции, если стоимость задействованной в них валюты превышает 20 ННМ) лишением свободы на срок до 5 лет с конфискацией валютных ценностей или исправительными работами сроком до 2 лет, либо штрафом до 100 минимальных размеров заработной платы с конфискацией валютных ценностей.

Часть 2 ст. 80 УК предусматривает наказание за те же действия, но совершенные организованной группой или лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное вышеупомянутой статьей, либо в больших размерах (т. е. если стоимость предмета этой операции превышает 100 минимальных размеров заработной платы). Наказание — лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества и валютных ценностей.

Диспозиция ст. 80-1 УК Украины относит к преступлению «открытие или использование за пределами Украины валютных счетов предприятий, учреждений и организаций без разрешения Национального банка Украины». Санкции за совершение этого преступления представлены в виде лишения свободы на срок до 2 лет или исправительных работ на тот же срок, либо в виде штрафа в размере до 500 минимальных размеров заработной платы с конфискацией вклада и валютной выручки.

Хотелось бы отметить, что если первые три статьи можно назвать более или менее «работающими», то со ст. 80-1 УК Украины вышла неувязка — инкриминируют ее нечасто. При этом практикующие юристы не припомнят ни одного случая, когда действительно имела место «конфискация вклада из-за пределов Украины». Более того, по сложившейся традиции сам обладатель такого вклада оказывается по месту нахождения последнего.

Острые углы законодательства о ЦБ
В отличие от «валютного» декрета, Закон Украины «О государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине» более или менее полно регулирует вопросы административной ответственности (ст. 13 документа) за правонарушения, связанные с ЦБ. Однако с иной ответственностью (и в частности, с уголовной) законодатель решил не мелочиться, и вновь отсылает читателя закона на этот раз к «соответствующим законодательным актам Украины».

На практике к такой «соответствующей» уголовной ответственности за нарушение законодательства о ценных бумагах относят санкции, предусмотренные в ст. 148-8 УК Украины. При этом ч. 1 этой статьи признает преступлением «выпуск (эмиссию) гражданином или должностным лицом субъекта предпринимательской деятельности ценных бумаг в форме их открытого размещения без регистрации эмиссии в установленном порядке». Виновные в таком деянии наказываются исправительными работами на срок до 2 лет или лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет, или штрафом до 50 минимальных размеров заработной платы.

Часть 2 ст. 148-8 УК Украины предусматривает наказание за внесение заведомо недостоверной информации в документы, которые направляются для регистрации эмиссии ЦБ, а также за утверждение таких документов, при условии, что эти действия причинили материальный вред инвестору. Санкции — лишение свободы на срок до 3 лет или исправительные работы на срок до 2 лет, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет, или штраф до 100 минимальных размеров заработной платы.

Новые акценты в борьбе с уклонением от уплаты налогов
Пожалуй, единственной ответственностью «в соответствии с действующим законодательством», о которой осведомлен руководитель практически каждого предприятия, является ответственность по ст. 148-2 УК Украины — «Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей». И дело здесь не столько в правосознательности предпринимателей, сколько в обширной практике применения этой статьи со стороны налоговой милиции. Так, только за первое полугодие 2000 г. по ч. 2 данной статьи налоговики инициировали свыше 6300 уголовных дел.

Исходя из этого, не станем подробно рассматривать состав данного преступления, виды наказаний и «привязку» к действующим налоговым законам. Затронем аспект распространения мер, предусмотренных в ст. 148-2 УК Украины, «на будущее».

Речь идет о том, что, по мнению властей, данная статья применяется недостаточно активно. Об этом можно судить по положениям Указа президента №813-2000 от 22 июня 2000 г. «О дополнительных мерах по усилению борьбы с сокрытием необлагаемых доходов, а также отмыванием доходов, полученных незаконным путем». Указ прямо предписывает налоговым органам разработать и осуществить мероприятия «по налогообложению доходов, находящихся в нелегальном обороте», и «по противодействию перевода доходов в нелегальный оборот». А учитывая то, что налоговики давно говорят о необходимости принятия Закона «О контроле над расходами», можно утверждать, что ст. 148-2 УК Украины обретет «новую жизнь» в виде еще более активного применения.

Коап ст 162 ч2

Ст. 162 КоАП РФ «О распитии спиртных напитков»

resnichkaaa: Дайте пожалуйста ссылочку, где можно подробно почитать статью 162 КоАП РФ «О распитии спиртных напитках в общественных местах»

olb: Тут такое дело. КоАП РСФСР, в котором была статья ст.162 не действует с 01.07.2002. Вместо него — КоАП РФ, где есть аналогичная статья 20.20.

resnichkaaa: т.е если я пью в парке или другом общественном месте пиво, в составе которого этилового спирта менее 12%,то ни каких претензий ко мне не должно быть? Я правельно поняла?

WWBond: Да, только согласно п. 1 статьи заплатите от 100-300 р. и можете продолжать, т.к. конфискация напитка не указана, а милиции тоже выпить хотца после работы. Посмотрите внимательней статью. Квас и кефир кстати тоже попадают в эту категорию, так что поаккуратней.

resnichkaaa: не поняла, а почему я должна платить штрав,если в моем напитке нет 12%.. Я что теперь ничего пить не должна. даже сок?

olb: resnichkaaa Не, это Бонд читает не внимательно:) В Законе написано ясно и понятно: . в детских, образовательных и медицинских организациях, на всех видах общественного транспорта (транспорта общего пользования) городского и пригородного сообщения, в организациях культуры (за исключением расположенных в них организаций или пунктов общественного питания, в том числе без образования юридического лица), физкультурно-оздоровительных и спортивных сооружениях . Хотя сотрудники милиции обычно тоже не очень внимательно читают Закон. Особенно, когда им это выгодно. Посему совсем безбоязненно можно распивать пиво либо дома, либо на территории предприятий общественного питания. В остальных местах, кроме мест из перечня ч.1 ст.20.20 КоАП — в принципе, можно, но нужно быть готовым к тому, что придется убеждать СМ в своей правоте с непредсказуемым результатом.

WWBond: olb пишет: Не, это Бонд читает не внимательно:) В Законе написано ясно и понятно: Я тоже имел ввиду несознательность правоохранительных органов. особенно законопослушность рядового состава ППС. Они и документы то иногда проверяют. не соблюдая ни приказов, ни зоны участка — борятся за правопорядок. Может лучше производить употребление как в некоторых странах Европы держа сосуд в пакете. А вообще следовало бы в Законе прописать нижнюю планку градусов. а то действительно до смешного доходит.

Akexsis: Ответьте мне пожалуйста на один вопрос.Если я несовершеннолетний (мне 17),и я пью спиртной напиток в котором меньше 12%, например, в кафе то м не будет что-нибудь.

olb: Akexsis В ч.1 ст. 2.3 КоАП РФ определено, что административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет. Т.е. к административной ответственности Вас можно привлечь на общих основаниях. Однако, ч.2 этой же статьи позволяет комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав освободить лицо в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет от административной ответственности. Ответственности же за распитие спиртного напитка на территории предприятия общественного питания лично Вы нести не будете (поскольку Ваши действия не образуют состава АПН) — ее понесет тот, кто продал Вам этот самый напиток (ст. 14.2 КоАП РФ) или вовлек в его употребление (ст. 6.10 КоАП РФ).

Коап ст 162 ч2

Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок, представляют собой проступки незначительной общественной опасности, характеризующие социальный облик правонарушителя: половина из 12 составов административных проступков, объединенных в гл. 13 КоАП, прямо или опосредованно связаны с бесконтрольным распитием спиртного, а все остальные являются следствием аморального поведения правонарушителя.

Наиболее распространенные из рассматриваемых проступков, предусмотренные ст. 158 и 162 КоАП, свидетельствуют об отсутствии гуманитарных навыков у правонарушителя, характеризуют его отношение к общественному порядку, выявляют степень деградации личности.

Статья 158 КоАП «Мелкое хулиганство», указывает лишь несколько признаков асоциального поведения правонарушителя, среди них нецензурная брань в общественных местах и оскорбительные приставания к гражданам.

Субъект данного правонарушения — вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка 16-летнего возраста.

Субъективная сторона характеризуется наличием вины в форме прямого умысла — правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния.

Объектом указанного правонарушения является общественный порядок — урегулированные правом правила поведения граждан в их общении с другими физическими лицами. Такие правила исключают все действия, нарушающие спокойствие граждан, в том числе и те, которые указаны в ст. 158 КоАП.

Объективная сторона мелкого хулиганства в отличие от подавляющего большинства других правонарушений всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики, например лексических оборотов русской «фени», блатной «музыки» (пенитенциарный жаргон), московского «арго».

При квалификации такой разновидности хулиганских действий, как оскорбительное приставание, следует учитывать и моральный облик потерпевшего. Например, общение двух хулиганов, когда одному из них

свойствен более ощутимый потенциал безнравственности, совместимый с физическим или моральным воздействием, а другому — пассивный аморализм, проявляющийся в нецензурной брани, нельзя характеризовать как оскорбительное приставание. Подобное общение двух физических лиц свидетельствует об их взаимной духовной ущербности, существенных изъянах в культурных, образовательных, нравственных устоях жизни. Эти действия следует характеризовать как мелкое хулиганство, совершенное группой лиц.

Оскорбительное приставание характеризуется дерзкими, навязчивыми действиями хулигана, наносящего моральный или физический вред незнакомому ему лицу, несмотря на противодействие потерпевшего. Хулигану свойственна злостность противоправных проявлений, их многократная повторяемость, несовместимая с моральными устоями потерпевшего, которого подобные действия оскорбляют и унижают.

При корреляции мелкого хулиганства как административного проступка и хулиганства, квалифицируемого как преступление (ст. 213 УК РФ), следует учитывать следующие обстоятельства:

а) физическое или моральное воздействие на потерпевшего в случае мелкого хулиганства всегда характеризуется менее значимой вредоносностью в отличие от насилия, применяемого к гражданам (или угрозы его применения) при совершении преступления;

б) объектом противоправных действий хулигана при совершении административного проступка (ст. 158 КоАП) является нематериальная субстанция — общественный порядок, при этом потерпевшему не причиняется имущественный вред, либо он крайне незначителен. Если в результате хулиганских действий выявляется также и имущественный ущерб (уничтожение или повреждение личного имущества), то подобное правонарушение всегда квалифицируется как преступление (п. 1 ст. 213 УК РФ);

в) мелкое хулиганство — административный проступок несовместимо с квалифицирующими признаками хулиганства как преступления, такими как групповое правонарушение, действия, сопряженные с сопротивлением представителю власти, и другие, указанные в ч. 2, 3 ст. 213 УК.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 162 КоАП «Распитие спиртных напитков в общественных местах или появление в общественных местах в пьяном виде», совпадает с corpus delicti мелкого хулиганства, в частности, тождественны субъект, объект и объективная сторона состава проступка.

В ст. 162, так же как и в ст. 158 КоАП, упоминается о том, что объектом совершения проступка является общественное место, под которым понимаются любые объекты реального или потенциального нахождения физических лиц. Так, парк, стадион, сквер относятся к общественным

местам даже и в тот временной период, когда граждане там отсутствуют, важно, что они гипотетически могут находиться там и стать невольными свидетелями либо участниками противоправных действий (в некоторых общественных местах (парк, улица и др.) — и в любое время суток).

Распитие спиртных напитков, так же как и мелкое хулиганство, всегда является действием правонарушителя, для его квалификации не имеет значения наступление физических последствий (релаксации, транквилизирующего воздействия употребления спиртного) — проступок считается законченным в момент волеизъявления правонарушителя, т.е. в момент начала распития спиртных напитков.

Только в ст. 162 и 164 КоАП упоминается об особой категории лиц — подростках в возрасте до 16 лет (в ст. 164 КоАП — только 14 и 15-летние несовершеннолетние лица), которые, однако, по возрастным критериям не могут быть отнесены к субъектам административного проступка.

В соответствии с ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 164 КоАП административную ответственность несут родители или лица, их заменяющие. КоАП в этом случае исходит из презумпции того, что вина этих лиц уже неопровержима, если будет подтвержден сам факт совершения проступка. Статьи 162, 164 КоАП представляют собой редкий случай наложения административных взысканий на бездействующих граждан, не осведомленных даже о факте совершения проступка.

Совпадают и некоторые особенностями объективной стороны составов правонарушений, предусмотренных ст. 158 и 162 КоАП, — и в том и в другом случае это действия, нарушающие не только общественный порядок, но и спокойствие граждан. Этическая категория «спокойствие» всегда упоминается при толковании правового понятия «общественный порядок», посягательства на честь и здоровье всегда нарушают и общественный порядок.

В то же время в рассмотренных статьях имеются и различия, особенно ощутимые в их архитектонике: в отличие от ст. 158 КоАП, ст. 162 определяет и квалифицирует признаки, отягчающие ответственность (например, рецидив проступка — ч. 2, 3 данной статьи).

Рецидив мелкого хулиганства в любом случае будет рассматриваться в качестве отягчающего ответственность признака, хотя в ст. 158 КоАП непосредственно это не предусмотрено (см. также п. 2 ст. 35 КоАП).

КоАП квалифицирует правонарушения, связанные со спиртными напитками, следующим образом: приобретение крепких спиртных напитков домашней выработки (ст. 160), продажа особых категорий спиртных напитков (ст. 160 1 ), изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки (ст. 160 2 ), их распитие и иные асоциальные деяния. Следует отметить взаимосвязь этих проступков: со-

вмещение нескольких из них часто является предпосылкой последующих общественно опасных деяний правонарушителя. Например, мелкое хулиганство представляет собой следствие нескольких общественно опасных проступков, прежде всего связанных с распитием спиртных напитков.

В гл. 13 КоАП также рассматриваются составы, хотя и не отмененные, но фактически утратившие силу (ст. 160 — 160 2 ). Приобретение, продажа или изготовление спиртных напитков представляют собой разновидность предпринимательской активности граждан — формой реализации их конституционного права на свободу предпринимательской деятельности. Проблема иного рода — подтверждение статуса коммерческой организации, которая и не была намерена осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе и в сфере производства, квалифицируется в соответствии со ст. 173 УК как лжепредпринимательство.

Рассмотрим более подробно субъективную сторону 12 проступков, предусмотренных гл. 13.

Отдельные правонарушения представляют собой целенаправленную волевую акцию, преследующую достижение общественно опасных последствий: например, нецензурная брань в общественных местах (ст. 158 КоАП), стрельба из огнестрельного оружия (ст. 159 КоАП).

Особой разновидностью являются азартные игры, представляющие собой мошеннический способ обогащения правонарушителя за счет потерпевшего. Целью правонарушителя является обман с целью получения материальных выгод, и поэтому такие проступки всегда характеризуются наличием вины в форме прямого умысла.

Некоторые из проступков данной группы являются следствием слабоволия либо дефекта воли правонарушителя — например, появление в общественных местах гражданина в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство или общественную нравственность (ст. 162 КоАП).

В качестве апофеоза безвольного употребления спиртных напитков ст. 163 КоАП характеризует доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения. Правонарушитель рассчитывает на лабильность воли употребляющего спиртное, желает или сознательно допускает наступление алкогольного опьянения и стремится к достижению противоправных действий.

Необходимо иметь в виду, что правонарушителями по ст. 163 КоАП могут быть любые лица, в том числе и родители.

Безграничное слабоволие проявляется при совершении хулиганских действий 14 — 16-летними подростками (соответствующие санкции налагаются на родителей или лиц, их заменяющих). Для квалификации виновности хулиганства в этих случаях необходимо проведение судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертиз.

Общественная опасность неконтролируемой проституции (ст. 164 2 КоАП) очевидна, поскольку следствием подобных деяний является проведение постоянного контроля за проститутками и сутенерами — как правило, мужчинами, извлекающими материальную выгоду из такого рода занятий. Отсутствие контроля может стать причиной глобальных социальных катаклизмов — в частности, инфицирования венерическими болезнями (люэсом, гонореей, ВИЧ-инфекцией и др.).

Определенную сложность может вызвать квалификация субъекта правонарушения. В зависимости от возраста и общественно опасных действий правонарушение может рассматриваться и как преступление (ч. 1 ст. 151, ст. 240, 241 УК) и как проступок (ст. 164 2 КоАП). В качестве преступления правонарушение квалифицируется для 14 — 18-летних граждан. При этом возрастные критерии резко отличаются: по УК ответственность наступает лишь к моменту наступления 16-летнего возраста, по КоАП занятие проституцией квалифицируется с 18-летнего возраста. Занятие проституцией, организованное группой лиц (сутенеров), либо вовлечение в это занятие, организация или содержание притонов квалифицируются как преступления (ст. 240, 241 УК); при этом возрастной критерий квалификации преступника наступает с 16-летнего возраста независимо от возраста пострадавшего, хотя, конечно, суд вправе рассматривать в качестве отягчающего обстоятельства вовлечение в занятие проституцией лица моложе 16 лет.

Проституция как проступок (ст. 164 2 КоАП) не предполагает организационных основ, указанных в УК, — правонарушитель действует в этом случае индивидуально, без организационной поддержки соучастника(ков).

Уголовной ответственности за занятие проституцией подлежат несовершеннолетние граждане, т.е. физические лица, не достигшие гражданско-правовой дееспособности; по общему правилу административную ответственность за занятие проституцией, не сопряженное с признаками, указанными в ч. 1 ст. 151 УК РФ, несут лишь совершеннолетние граждане.

Естественно, что указанные возрастные критерии в достаточной степени условны — лица, занимающиеся проституцией, не несут административно-правовой ответственности в любом случае, но могут быть жертвами подобных преступлений (например, в случае, рассматриваемом в п. 1 ст. 151 УК).

Проституция как старейшая разновидность аморального поведения свидетельствует о глубинном психологическом кризисе лица. Если в период прежних экономических формаций первоосновой проституции являлись религиозные (для адептов некоторых языческих культов античности), социальные факторы, то в условиях относительной материальной гармонии, достигнутой в большинстве развитых государств, ее основная предпосылка заключена в достижении личного материального благополучия.

Личные интересы проституток далеко не всегда совместимы с духовными устремлениями, во имя плотского вожделения они способны отказаться от привычных социальных, семейных, общественных устоев и навыков.

Русская полицеистика XIX в. рассматривала проституцию лишь в качестве одной из асоциальных форм поведения, поскольку деятельность в этой сфере была легализована. Вмешательство государства сводилось в основном к контролю за деятельностью домов терпимости и применению санкций к правонарушителям.

Профессор И.Е. Андреевский, как и многие другие полицеисты XIX в., особо подчеркивал превентивную деятельность государства, всемерно содействующего укреплению устоев нравственности. С этой целью было необходимо обеспечить определенные условия духовного благосостояния народа. По мнению И.Е. Андреевского, достижение этой цели невозможно без органического образования человека, в том числе нравственного, религиозного, эстетического и умственного. Достижение органического образования невозможно без взаимодействия органов государства, обеспечивающих собственно образовательную деятельность гимназий, реальных училищ, университетов и других аналогичных учреждений, предупреждающую правонарушения в этой сфере, а также негосударственных образований — Церкви и семьи. Однако доминирующее значение, согласно концепции И.Е. Андреевского, имеет публично-правовое регулирование в этой сфере, возможности частноправового вмешательства ограничены: «Но как бы ни заботились семья и родственники об окружении наивыгоднейшими условиями члена своей семьи, их средства могут оказаться слабыми и крайне недостаточными; всегда будут являться условия неблагоприятные. изменить которые не в силах ищущий своего развития и заботящаяся о нем семья» 1 .

Обеспечение общественной безопасности в условиях легализованной проституции в дореволюционной России было возложено на врачеб-но-полицейские комитеты (ВПК). ВПК находился в ведении градоначальника и состоял из врачебных инспекторов и члена-распорядителя, в распоряжении которых находились врачи и участковые смотрители. Организационно структура ВПК находилась в подчинении городских властей и могла иметь некоторые отличительные особенности: в Москве, например, действовали не участковые смотрители, а особые надзиратели.

Основные полномочия ВПК сводились к осуществлению социально-профилактических мер, препятствующих распространению венерических

1 Андреевский И.Е. Полицейское право Т. 2: Полиция благосостояния. СПб., 1876. С. 5.

болезней. Конкретная функция ВПК в этой сфере — медицинское освидетельствование проституток. В конце XIX в. компетенция ВПК расширилась — к их ведению были отнесены полномочия контроля за деятельностью домов терпимости, в частности, выдача разрешений на открытие таких заведений. Выдача санкции была невозможна в случае, если дом терпимости предполагалось открыть на расстоянии не менее чем 150 сажен от культовых, образовательных и общественных зданий. Контролю ВПК подвергались и отношения между содержателями домов терпимости и проститутками, в частности, соблюдение возрастных критериев лиц, занимавшихся проституцией (не моложе 16 лет), а также финансовая деятельность домов терпимости. ВПК должны были препятствовать финансовым злоупотреблениям, прежде всего финансовой зависимости проституток ввиду принятых ими долговых обязательств. С этой целью по распоряжению ВПК во всех домах терпимости для обеспечения надлежащих мер финансового контроля должны были вестись расчетные книги, причем неисполнение проституткой каких-либо денежных обязательств перед содержателем не являлось основанием ухода проститутки из дома терпимости: она была вправе в любое время прервать свои отношения с содержателем, а проблема неисполнения финансовых или иных обязательств подлежала судебному рассмотрению post factum .

К ведению ВПК были отнесены также предотвращение, выявление и преследование несанкционированной проституции.

Санкции за нарушение действующего в этой сфере законодательства были отнесены к ведению мировых судей, до этого осуществление карательных мер было функцией непосредственно ВПК: в случае нарушения законодательства содержательницы домов терпимости, а также лица, занимающиеся проституцией, подлежали отправлению в исправительные заведения. Таким образом, врачебно-полицейские комитеты осуществляли не только медицинскую профилактическую деятельность, но и функции органов исполнительной власти, включая и применение санкций к правонарушителям.

Для ВПК были характерны отсутствие единой системы, а также взаимодействие правоохранительных органов и органов здравоохранения.

Обеспечение духовного благосостояния народа несовместимо с любыми асоциальными действиями, в частности с пьянством.

Меры, препятствующие распространению пьянства, были отнесены до 1917 г. к ведению полиции, в частности, наложение санкций за нарушение общественного порядка лицами в состоянии опьянения. Использовались и другие методы прямого государственного воздействия, в их числе увеличение в 1873 г. патентного сбора для продажи крепких напитков. Торговля крепкими напитками осуществлялась на основании так назы-

ваемых одобрительных аттестатов, выдаваемых муниципальными органами по согласованию с местными органами полиции.

Особые разрешения градоначальника или губернатора были необходимы только для открытия питейных домов, причем разрешения на это выдавались по согласованию с министром финансов. В отличие от питейных домов открытие портерных и пивных лавок допускалось после получения патента от местных властей, очевидно, что в этом случае процедура государственного санкционирования была существенно упрощена.

В ст. 164 3 КоАП, так же как и в ст. 158 КоАП, упоминается о приставании к физическому лицу — гражданину с целью оскорбления либо приобретения вещей (последнее, согласно ст. 164 3 , по отношению к иностранным гражданам). Это действие характеризуется как административное правонарушение и влечет наложение штрафных санкций (в последнем случае с конфискацией вещей).

Часть 1 ст. 34 Конституции РФ декларирует право граждан на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. При толковании ст. 164 КоАП возникает проблема соотношения рассматриваемой статьи Кодекса и конституционного предписания ч. 1 ст. 34. Сравнительно-правовой анализ указанных норм свидетельствует об отсутствии противоречий между ними. Этот довод подтверждается следующими аргументами:

1) предпринимательская и иная экономическая деятельность несовместима с целенаправленным воздействием на волю одного из участников сделки, что как раз и предусмотрено ст. 164 3 КоАП — приставание, как это было указано выше, при рассмотрении ст. 158 КоАП, представляет собой волевое воздействие, в противоправных действиях участвуют стороны договора купли-продажи, мены и др. В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК понуждение к заключению договора не допускается, а юридический факт его заключения в этом случае считается ничтожным.

Договоры купли-продажи и мены представляют собой разновидность гражданско-правовых договоров, которые применимы в условиях устной формы заключения сделки (ст. 159 ГК) 1 . Заключенная сделка может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, если будет подтвержден факт злонамеренного соглашения одной стороны с другой (ст. 179ГК).

Таким образом, наряду с административной ответственностью на правонарушителя налагаются санкции, предусмотренные ГК. Такие санк-

‘ В данном случае необходимо исходить из идентичности понятий, обозначенных ка «сделка» и «договор» (ср. п. 1 и 3 ст. 154 ГК).

ции могут совпадать, что и происходит в данном случае: п. 2 ст. 179 ГК предусматривает принудительное изъятие в доход государства имущества, полученного по сделке потерпевшим от правонарушителя, а в соответствии с ч. 1 ст. 164 3 КоАП те же последствия наступают и для правонарушителя.

Необходимо учитывать и различия правового режима конфискации, установленного ГК и КоАП: согласно ГК при признании судом сделки недействительной потерпевшему возвращается все полученное по сделке, однако КоАП предусматривает конфискацию незаконно приобретенных правонарушителем вещей, что заведомо делает невозможным их возвращение потерпевшему;

2) статья 34 Конституции РФ предусматривает использование гражданином имущественных и нематериальных благ для предпринимательской и иной экономической деятельности, однако фактическое осуществление предпринимательства физическим лицом в данном случае сопряжено с двумя разновидностями разрешительной политики — государственной регистрацией физического лица в качестве индивидуального предпринимателя и последующим получением лицензии. Очевидно, что диспозиция ст. 164 3 КоАП выявляет факт незаконного предпринимательства (ср. со ст. 171 ГК), поскольку любая лицензия не допускает подобных методов экономической деятельности.

Закон допускает осуществление разовой сделки и без наличия разрешительных документов, поскольку такой деятельности не свойственны правовые признаки предпринимательства.

Для разграничения административно-правовой и уголовно-правовой ответственности необходимо учитывать содержание действий, квалифицируемых по ст. 164 3 КоАП как приставание. Выявление в таких действиях морального или физического принуждения при переходе имущества свидетельствует о наличии признаков преступления, предусмотренного ст. 163 УК (вымогательство).

Статьей 164 3 КоАП предусмотрена особая категория потерпевших -иностранное физическое лицо. Совершение же подобных действий в отношении граждан России следует рассматривать в качестве одного из проявлений мелкого хулиганства (ст. 158 КоАП).

В п. 1 ст. 163 УК РФ прямо указывается на наличие признаков применения насилия при передаче имущества. При совершении административного проступка о возможном применении принудительных мер говорят только косвенные признаки — для этого необходимо доказать наличие причинно-следственной связи между проступком (приставанием) и последующим причинением имущественного или морального вреда. Объек-

том вымогательства всегда являются личные имущественные интересы физического лица либо нематериальные блага.

Статьи 158, 164 3 КоАП, квалифицирующие в качестве административного проступка приставание к физическому лицу, свидетельствуют о защите нематериальных прав граждан, их чести, достоинства, репутации.

В признаках приставания по ст. 164 3 КоАП доминирует причинение вреда имущественным интересам; эти же действия, рассматриваемые в качестве объективной стороны состава мелкого хулиганства, уже лишены подобных ограничений. Вред в этих случаях может быть только моральным (например, когда нарушение общественного порядка препятствует отдыху граждан, в случаях употребления нецензурной брани и т.п.).

Проблемні питання застосування ч. 2 ст. 172-6 КУпАП

Останнім часом досить актуальним стає питання практики застосування норм щодо адміністративних правопорушень, пов’язаних х корупцією, що відбувається у зв’язку з посиленням політики держави у сфері запобігання та протидії корупції.

Останнім часом досить актуальним стає питання практики застосування норм щодо адміністративних правопорушень, пов’язаних з корупцією, що відбувається у зв’язку з посиленням політики держави у сфері запобігання та протидії корупції.

Читайте также

22.05.2017 року судова палата у кримінальних справах Вищого спеціалізованого суду України з розгляду цивільних і кримінальних справ направила головам апеляційних судів лист, в якому висвітлила позиції застосуванням норм діючого законодавства України щодо притягнення до адміністративної відповідальності за окремі правопорушення, пов’язані з корупцією.

Одна, нажаль, у вказаному листі ВССУ фактично зовсім не висвітлено позиції щодо практики застосування ч. 2 ст. 172-6 КУпАП, незважаючи на те, що вказана норма є не менш актуальною у практиці застосування.

Відповідно до ч. 2 ст. 172-6 КУпАП, відповідальність за цією статтею настає за неповідомлення або не своєчасне повідомлення про відкриття рахунку в установі банку-нерезидента або про суттєві зміни у майновому стані. Сама по собі ч. 2 ст. 172-6 КУпАП не встановлює: строків звернення відповідним суб’єктом; орган в який необхідно звернутися; форми відповідного звернення; визначення «суттєвих змін у майновому стані» відповідного суб’єкта.

Для об’єктивності необхідно відзначити те, що відповідно до примітки цієї статті, визначений суб’єкт з відсиланням до ст. 45 Закону України «Про запобігання корупції» та на те, що відповідальність за цією статтею за подання завідомо недостовірних відомостей у декларації особи, уповноваженої на виконання функцій держави або місцевого самоврядування, стосовно майна або іншого об’єкта декларування, що має вартість, настає у випадку, якщо такі відомості відрізняються від достовірних сум від 100 до 250 прожиткових мінімумів для працездатних осіб. Однак і примітка не відсилає нас до будь-якого закону і не надає визначенню та розумінь наведених вище питань.

В наведеному роз’ясненні ВССУ, як і в судовій практиці, склалася позиція, що для настання відповідальності, в тому числі за ч. 2 ст. 172-6 КУпАП необхідно застосовувати Закон України «Про запобігання корупції».

Так, наприклад, в постанові Апеляційного суду міста Києва, від 17.02.20017 року справа № 33/796/390/2016 суд зазначає, що відповідно до ч.2 ст. 52 Закону України «Про запобігання корупції» в редакції закону № 1022-VIII від 15.03.2016/ встановлено, що у разі суттєвої зміни у майновому стані суб’єкта декларування, а саме отримання ним доходу, придбання майна на суму, яка перевищує 50 мінімальних заробітних плат, встановлених на 1 січня відповідного року, зазначений суб’єкт у десятиденний строк з моменту отримання доходу або придбання майна зобов’язаний письмово повідомити про це Національне агентство. Зазначена інформація вноситься до Єдиного державного реєстру декларацій осіб, уповноважених на виконання функцій держави або місцевого самоврядування, та оприлюднюється на офіційному веб-сайті Національного агентства. Порядок інформування Національного агентства про відкриття валютного рахунка в установі банку-нерезидента, а також про суттєві зміни у майновому стані визначаються Національним агентством.

Так, рішенням Національного агентства з питань запобігання корупції від червня 2016 року №3 затверджено Форму повідомлення про суттєві зміни в майновому стані суб’єкта декларування, яка зареєстрована в Міністерстві юстиції України 15 липня 2016 року за №961/29091, відповідно до якої, під суттєвою зміною у майновому стані суб’єкта декларування розуміється отримання ним одноразового доходу або придбання майна на суму, яка перевищує 50 мінімальних заробітних плат, встановлених на 01 січня року, у якому подається повідомлення. Якщо вартість майна перевищує 50 мінімальних заробітних плат, але була сплачена частинами, то повідомлення про суттєві зміни в майновому стані подається після переходу права власності на таке майно. Дохід, який був нарахований, але не сплачений (не отриманий), не повідомляється. Повідомлення про суттєві зміни у майновому стані суб’єкта декларування подається ним особисто шляхом заповнення відповідної електронної форми на веб-сайті Національного агентства з питань запобігання корупції через власний персональний електронний кабінет суб’єкта декларування у системі Єдиного державного реєстру декларацій осіб, уповноважених на виконання функцій держави або місцевого самоврядування. Інформація, включена в повідомлення про суттєві зміни у майновому стані суб’єкта декларування, повинна бути також відображена в декларації особи, уповноваженої на виконання функцій держави або місцевого самоврядування, яку такий суб’єкт декларування подає відповідно до Закону України «Про запобігання корупції ».

Причому, ані ВССУ, ані Апеляційний суд міста Києва в (вищенаведеному прикладі) не вказав, у зв’язку з чим вони зробили висновок про необхідність застосування норм Закону України «Про запобігання корупції».

Чи можна вважати, що у вказаних випадках суди застосували блакетну норму і що є бланкетною нормою? В теорії права визначено: При бланкетному способі конкретного посилання немає, але окремі елементи формулюються у спеціальних правилах, що видно з тексту бланкетної норми (наприклад, норма, що встановлює відповідальність за порушення протипожежних правил). А. Й. Міллер.

Для відповіді на це запитання пропоную проаналізувати Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням 46 народних депутатів України щодо офіційного тлумачення положень статті 58 Конституції України статей 6, 81 Кримінального кодексу України (справа про зворотні дію кримінального закону в часі від 19 квітня 2000 року у справі № 1-3/2000.

У зазначеному Рішенні Конституційний Суд України зазначив:

«Бланкетна диспозиція кримінально-правової норми лише називає
або описує злочин, а для повного визначення його ознак відсилає до
інших галузей права
. Основна особливість бланкетної диспозиції
полягає в тому, що така норма має загальний і конкретизований
зміст. Загальний зміст бланкетної диспозиції передається
словесно-документною формою відповідної статті Особливої частини
Кримінального кодексу України і включає положення інших
нормативно-правових актів у тому вигляд
і, в якому вони
сформульовані безпосередньо в тексті статті. Саме із загальним
змістом бланкетної диспозиції пов’язане визначення кримінальним
законом діяння як злочину певного виду та встановлення за нього
кримінальну відповідальності ». Далі Конституційний Суд зазначає: «Конституція України встановила, що діяння, які є злочинами,
та відповідальність за них визначаються виключно законами України
(пункт 22 частини першої статті 92), а не підзаконними актами.

Кримінальний закон, який визначає діяння як злочин, може
містити посилання
на положення інших нормативно-правових актів.
Якщо ці положення в наступному змінюються, загальний зміст
кримінального закону, в даному випадку — диспозиція його норм,
змін не зазнає. Протилежне означало б можливість зміни
кримінального закону підзаконними актами, зокрема постановами
Верховної Ради України, указами Президента України та актами
Кабінету Міністрів України, що суперечило б вимогам пункту 22
частини першої статті 92 Конституції України».

Сама ж ч. 2 ст. 172-6 КУпАП не відсилає до будь-якої галузі права і вона не має конкретизованого характеру, а відтак, на наш погляд, не є бланкетною нормою, а відтак, і посилання при застосуванні ч. 2 ст. 172-6 КУпАП на Закон України «Про запобігання корупції» є недопустимим, так як в такому випадку зазначене не відповідає вказаному Рішенню Конституційного Суду України.

Разом з цим, пропоную проаналізувати питання якості закону в аспекті практики Європейського Суду з прав людини.

«Правове положення може витримати перевірку його на якість, якщо це положення є достатньо чітким у переважній більшості справ, що їх розглядали національні органи» Рішення Європейського суду з прав людини у справі «Ґавенда проти Польщі» від 14 березня 2002 року;

«Чинні положення національного законодавства потрібно формулювати так, щоб вони були достатньо доступними, чіткими і передбачуваними у практичному застосуванні» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Броньовський проти Польщі” від 22 червня 2004 року;

«Якість закону вимагає, щоб він був доступний для даної особи і вона також могла передбачити наслідки його застосування до неї та щоб закон не суперечив принципові верховенства права. Це означає, що в національному праві має існувати засіб правового захисту від свавільного втручання з боку державних органів у права, гарантовані Конвенцією про захист прав людини і основоположних свобод. Небезпека свавілля є особливо очевидною, коли виконавча влада здійснює свої функції закрито. Закон має містити досить зрозумілі й чіткі формулювання, які давали б громадянам належне уявлення стосовно обставин та умов, за якими державні органи уповноважені вдаватися до втручання в право» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Ґавенда проти Польщі” від 14 березня 2002 року; Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Аманн проти Швейцарії” від 16 лютого 2000 року

«Закон, який надає дискреційне право, має визначати межі здійснення такого права, хоча докладні правила та умови мають міститися в нормах субстантивного права. Проте надання законом виконавчій владі, чи судді нічим не обмеженого дискреційного права, суперечило б принципові верховенства права. Отже, закон має досить чітко визначати межі будь-яких таких повноважень, наданих компетентним органам, а також спосіб їх застосування, щоб забезпечувати належний захист особистості від свавільного втручання» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Круслена” від 24 квітня 1990 року;

«Якість закону пов’язана з достатньою чіткістю встановлення ним тих чи інших обставин, на підставі яких діють державні органи» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Волохи проти України” від 2 листопада 2006 року;

«Жодна норма не може вважатися „законом”, якщо вона не сформульована з точністю, достатньою для того, щоб надати змогу громадянинові регулювати свою поведінку: він має бути спроможним — якщо потрібно, після відповідної консультації — передбачити такою мірою, наскільки це є розумним за даних обставин, наслідки, які можуть випливати з його дій. Ці наслідки не повинні бути передбачуваними з абсолютною певністю. У той час, як певність у праві є вельми бажаною, вона може спричиняти надмірну жорсткість, а право має йти в ногу з обставинами, що змінюються. Відповідно до цього більшість законів з необхідністю укладаються в термінах, які більшою чи меншою мірою є нечіткими, а їхнє тлумачення і застосування є питаннями практики» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Фельдек проти Словаччини” від 12 липня 2001 року;

Ступінь чіткості закону, що має забезпечуватися у формулюваннях національних законів — яка в жодному випадку не може передбачити всі непередбачувані обставини, — значною мірою залежить від змісту даного документа, сфери, на яку поширюється цей закон, а також кількості та статусу тих, кому закон адресований. Ступінь чіткості, який треба забезпечувати при формулюванні конституційних положень, з огляду на загальний характер, може бути нижчим, ніж в інших законах» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Реквеньї проти Угорщини» від 20 травня 1999 року;

«Положення закону повинні бути передбачуваними та надавати достатньо гарантій проти свавільного застосування» Рішення Європейського суду з прав людини у справі „Свято-Михайлівська Парафія проти України” від 14 червня 2007 року.

Таким чином, можемо констатувати відсутність «якості закону» в ч. 2 ст. 172-6 КУпАП, так як вказана норма є не конкретною і не містить бланкетних норм, а її застосування здійснюється за «звичкою» розуміння статті і за тлумаченням не на користь особи, які притягається до адміністративної відповідальності.

Разом з тим, практику притягнення відповідної особи до адміністративної відповідальності за ч. 2 ст. 172-6 КУпАП необхідно розглянути в аспекті дотримання вимог ст. 7 Конвенції про захист прав людини і основоположних свобод, так як Суд вказує, що звідси випливає, що злочини та відповідні покарання повинні бути чітко визначені законом. Ця вимога виконується тоді, коли особа може знати з формулювання відповідного положення – у разі необхідності, за допомогою його тлумачення судами і після отримання відповідної юридичної консультації, — які дії або бездіяльність тягтимуть за собою її кримінальну відповідальність та яке покарання вона може отримати в цьому зв’язку, що було відображено у Рішенні Європейського суду з прав людини у справі «Дел Ріо Прада проти Італії».

Таким чином, на наш погляд, в ч. 2 ст. 172-6 КУпАП необхідно внести зміни та викласти її в наступній редакції: «Неповідомлення або несвоєчасне повідомлення про відкриття валютного рахунка в установі банку-нерезидента або про суттєві зміни у майновому стані, у спосіб строки і в порядку передбаченому Законом України «Про запобігання корупції» — тягне за собою накладення штрафу від ста до двохсот неоподаткованих мінімумів доходів громадян».

Разом з наведеним, досить цікавим є питання суб’єктивної сторони вказаного складу адміністративного правопорушення.

Адміністративним правопорушенням (проступком) визнається протиправна, винна (умисна або необережна) дія чи бездіяльність, яка посягає на громадський порядок, власність, права і свободи громадян, на встановлений порядок управління і за яку законом передбачено адміністративну відповідальність (ч. 1 ст. 9 КУпАП).

Адміністративне правопорушення визнається вчиненим умисно, коли особа, яка його вчинила, усвідомлювала протиправний характер своєї дії чи бездіяльності, передбачала її шкідливі наслідки і бажала їх або свідомо допускала цих наслідків (ч. 1 ст. 10 КУпАП).

Адміністративне правопорушення визнається вчиненим з необережності, коли особа, яка його вчинила, передбачала можливість настання шкідливих наслідків своєї дії чи бездіяльності, але легковажно розраховувала на їх відвернення або не передбачала можливості настання таких наслідків, хоч повинна була і могла їх передбачити (ч. 1 ст. 11 КУпАП).

Таким чином КУпАП передбачає лише дві форми вини умисел або необережність.

Пропоную розглянути практичний випадок.

Особа, яка є суб’єктом адміністративної відповідальності за ч. 2 ст. 162-7 КУпАП отримавши у подарунок від свої батьків майно на суму, яка перевищує 50 мінімальних заробітних плат, встановлених на 1 січня відповідного року, у десятиденний строк з моменту отримання подарунку не повідомила про це Національне агентство, однак у відповідності до Закону задекларувала таке майно. Отримавши декларацію вказаного суб’єкта, Національному агентству стало відомо, що вказаний суб’єкт отримав у подарунок від свої батьків майно на суму, яка перевищує 50 мінімальних заробітних плат, встановлених на 1 січня відповідного року, і у десятиденний строк з моменту отримання подарунку не повідомив про це Національне агентство, у зв’язку з чим на вказаного суб’єкта був складений протокол про адміністративне правопорушення за ч. 2 ст. 172-6 КУпАП. Вказана особа надала пояснення і зазначила, що не повідомила Національне агентство про отриманий подарунок від свої батьків, а саме майно на суму, яка перевищує 50 мінімальних заробітних плат, встановлених на 1 січня відповідного року, у десятиденний строк з моменту отримання подарунку, у зв’язку зі смертю батьків, занятістю похоронами і у зв’язку з тяжким душевним станом, тобто без умислу скрити вказану інформацію від Національного агентства. В підтвердження відсутності умислу, вказана особа надала докази направлення декларації, в якій вже було відображене вказане майно.

Чи підлягає вказана особа притягненню до адміністративної відповідальності за ч. 2 ст. 172-6 КУпАП?

Згідно з положень ст. 1 Закону України «Про засади запобігання і протидії корупції», корупційним правопорушенням є тільки умисне діяння, а відтак, за діяння, передбачені ст. 172-6 КУпАП, вчинені через необережність, відповідальність особи за цією статтею настати не може.

Таким чином, ми приходимо до висновку, що у вказаному випадку особа не підлягає адміністративній відповідальності за ч. 2 ст. 172-6 КУпАП, так як в її діях відсутній умисел.