Адвокат камов

Наследник «Касатки»: какими характеристиками будет обладать новый военный вертолёт России

Глава холдинга «Вертолёты России» Александр Богинский заявил о завершении работ по формированию облика военного вертолёта на базе многоцелевой машины Ка-62. По его словам, в настоящее время специалисты и представители Минобороны обсуждают функционал будущей машины.

«У нас облик военного вертолёта Ка-62 есть. Но мы ещё не приступали к испытаниям. Первая задача — просто получить сертификат на гражданский вертолёт. Мы… обсуждаем с Минобороны в первом приближении их потребности, те миссии (вертолёта), которые необходимы», — сказал журналистам Богинский.

Топ-менеджер отметил, что военное ведомство проявляет большой интерес к Ка-62, рассчитывая в ближайшие годы получить 150 таких вертолётов.

«Современный высокотехнологичный вертолёт»

Ка-62 — это глубокая модернизация советского проекта среднего военно-транспортного вертолёта Ка-60 «Касатка». Разработка машины стартовала на ОКБ Камова в 1983 году с целью замены Ми-4. Эксплуатация вертолёта ОКБ Миля обходилась слишком дорого из-за избыточной грузоподъёмности (4 тонны). Советской армии требовался вертолёт для перевозки грузов массой порядка 2 тонн.

По причине финансовых трудностей первый полёт Ка-60 состоялся только 10 декабря 1998 года. Незадолго до распада СССР специалисты Камова приступили к созданию гражданской версии «Касатки», получившей обозначение Ка-62. Полноразмерный макет машины был продемонстрирован на авиационном салоне в Жуковском в 1995 году (МАКС-1995).

Но Ка-62 требовал серьёзных доработок. Как сообщают специализированные издания, одна из причин затянувшегося процесса разработки вертолёта заключалась не только в финансовых проблемах, но и в неудачных попытках улучшить характеристики малоразмерного турбовального двигателя Saturn RD-600V конструкторского бюро «Рыбинские моторы» (сейчас «ОДК-Сатурн»).

В итоге специалисты сделали выбор в пользу французской турбовальной силовой установки Ardiden 3G компании Safran Helicopter Engines мощностью 1,7 тыс. лошадиных сил. Кроме того, на машине были установлены несколько агрегатов австрийской Zoerkler Gears GmbH & Co. Речь идёт о редукторах и трансмиссиях несущего и хвостового винтов.

Отечественная компания Группа «Кронштадт» предоставила для Ка-62 бортовое оборудование, АО «Авиаагрегат» — шасси, АО «НПП «Звезда»» и ООО «Аэро Стайл» — кресла, поглощающие энергию удара.

Обновлённый Ка-62 впервые поднялся в воздух 28 апреля 2016 года с аэродрома завода «Прогресс» им. Сазыкина (Арсеньев, Приморский край). Первый полноценный полёт состоялся 25 мая 2017 года. Сертификация машины должна быть закончена в 2019 году, а серийное производство развернётся в 2020-м.

«Мы продолжаем работы по подготовке вертолёта Ка-62 к серийному производству. В течение 2018—2019 годов пройдут серии наземных и лётных сертификационных испытаний, после которых мы сможем предложить машину заказчикам. Это современный высокотехнологичный вертолёт, и я уверен, что он будет востребован на рынке», — сказал Богинский в сентябре 2017 года.

Ка-62 предназначен для выполнения широчайшего спектра задач: перевозки пассажиров, транспортировки грузов до 2—2,5 тонн, поисково-спасательных операций, патрулирования и экологического мониторинга. Особенность машины состоит в том, что её наиболее уязвимая часть (рулевой винт) спрятана в хвостовой конструкции (лопасти заключены в кольцеобразный обтекатель).

Максимальная скорость Ка-62 составляет 310 км/ч, cкороподъёмность — 14 м/с, практический потолок — 6,1 км, максимальная дальность полёта — 720—1135 км, максимальная взлётная масса с грузом на внешней подвеске — 6,8 тонн, продолжительность полёта — 4 часа. Машиной может управлять один человек.

«Очень востребован»

В беседе с RT лётчик-испытатель, заслуженный пилот РФ Вадим Базыкин отметил, что конструкция Ка-62 является очень удачным решением. Специалисты АО «Камов» сделали машину более безопасной путём уменьшения диаметра несущего винта и специального пространства для хвостовых лопастей.

«Дополнительным достоинством Ка-62 является достаточно широкое использование композитов. В гражданской сфере такой вертолёт очень востребован. Я думаю, что ежегодно можно продавать до 100 машин. Но главное в вертолёте — это всё же авионика. Вот если она достойного качества, то для Ка-62 открыты двери и на внешнем рынке», — пояснил Базыкин.

По словам эксперта, на театре военных действий Ка-62 сможет выполнять функции корректировщика огня и транспортной машины (перевозка военнослужащих, раненых, медиков и негабаритных грузов). Однако Базыкин убеждён, что для нужд Минобороны вертолёт придётся дорабатывать с целью исключить зависимость от импортных комплектующих.

«Очевидно, что Минобороны не согласится на иностранные агрегаты. Это полностью оправданный подход. Поэтому сейчас, видимо, идёт доработка Ка-62. Можно предположить, что военная версия будет отличаться креплениями под российский двигатель и другими техническими решениями, позволяющими использовать только российские комплектующие», — сообщил Базыкин.

Собеседник RT рассказал, что использование западных силовых установок стало следствием существовавшей ранее кооперации производства. После 2014 года ситуация заметно осложнилась — США и Европа блокируют поставки любой продукции, которая может использоваться РФ в военных целях.

«На создание нового двигателя уходит порядка 5—7 лет. Но я думаю, что в случае крайней необходимости мы получим двигатель быстрее. К тому же требования к «армейскому» двигателю не такие строгие. Допустимо пренебречь экономичностью и большим эксплуатационным ресурсом», — пояснил Базыкин.

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

«Камов» — на земле, искры — в воздухе

Третье лето подряд парк укомплектован лишь наполовину. Проблема назрела и ждет своего решения.

Вот уже более десятилетия длится сага с вертолетами «Камов», приобретенными государством для борьбы с лесными пожарами — и нынешний год не стал исключением: вокруг транспортных вертолетов российского производства вновь разгораются споры. Как в 2015 и 2016 годах, сегодня в рабочем состоянии находится лишь половина наличествующего парка вертолетов. Целый ряд экспертов и работников данной отрасли (особенно пожарной службы) высказывают недовольство по поводу того, что под вопросом оказались оперативные средства борьбы с пожарами, между тем правительство считает, что сложившаяся ситуация «не накладывает никаких ограничений» на возможности данного сектора.

Стратегия правительства (целого ряда сменившихся на протяжении лет руководителей) по приобретению и управлению транспортных вертолетов на самом деле не принесла почти никаких ощутимых результатов. Сегодня новостей как таковых нет, этой заметкой мы хотим лишь подчеркнуть тот факт, что ремонт двух воздушных судов до сих пор не завершен. В лучшем случае они будут готовы, как уверяют власти, «в октябре или ноябре» (неизменно после периода лесных пожаров). Ответственность за состояние, в которое пришли эти два вертолета «Камов», была возложена на Национальное управление гражданской обороны (ANPC), которая ранее намеревалась переложить эту вину на работавшую с вертолетами до этого компанию Heliportugal. Что касается третьего вертолета (потерпевшего аварию в 2012 году), то ему был нанесен «значительный ущерб», и он уже не подлежит восстановлению.

Мультимедиа

В Португалии свирепствуют пожары

Министерство внутренних дел (MAI), под началом которого состоит ANPC, отрицает то, что сокращение вертолетного парка отразится на противопожарной мощи. «Это не накладывает на операционные возможности пожарных служб никаких ограничений, — утверждают в MAI. — План работы воздушных средств был разработан с учетом использования трех вертолетов „Камов»», — сообщает официальный источник, отмечая, что «стратегия основывается на эффективности первоначальной атаки [которую осуществляют средние и легкие вертолеты]» и «возможностях расширенного тушения», которое проводят, когда пожары достигают более внушительных масштабов (помимо вертолетов Камов здесь также используются «два тяжелых самолета-амфибии», пожарные самолеты Canadair и «шесть средних гидросамолетов»).

Антонио Лоуру (António Louro), вице-президент местной администрации Масау (муниципалитета, который регулярно страдает от наиболее разрушительных в Португалии лесных пожаров), говорит, что «пора наконец принять решение» в отношении двух нерабочих вертолетов «Камов» (ситуацию с тем, который потерпел крушение, по его словам, «можно понять»). Что же касается способов, какими скомпенсировали недостающие вертолеты, то он считает «неравноценным замещение их вертолетами облегченного типа».

«Камов» и промахи военного ведомства

Вертолеты «Камов»: внушительный счет

Разница между вертолетом «Камов» и пожарным самолетом Canadair заключается не столько в объеме перевозимого груза (примерно пять тысяч и шесть тысяч литров соответственно), но в производительности. В ряде ситуаций при наличии подходящих водных источников вертолет может совершить гораздо больше заправок, чем самолет (и, следовательно, вылить больше воды на пламя).

Эксперт из университета Коимбры, однако, далек от абсолютной уверенности в эффективности использования самолетов и вертолетов. «В самые тяжелые дни, сколько бы мы ни прибегали к воздушным средствам, их всегда оказывается не достаточно. Когда случается до 400, 550 и даже 600 возгораний в день, отреагировать на все это нет никакой возможности», — говорит Шавьер Виегаш.

Того же мнения придерживается другой специалист в области тушения пожаров Паулу Фернандеш (Paulo Fernandes). «Пожары в экстремальных погодных условиях распространяются настолько быстро, что возможности их ликвидации, независимо от средств, весьма ограничены», — говорит профессор Университета Траз-уж-Монтиш и Альту Дору, который, чтобы дать представление о несоразмерности мощностей в таких ситуациях, приводит следующее сравнение: «Гасящая способность тяжелого воздушного судна составляет всего 1/10 или 1/20 от потенциальной энергоемкости пожара».

Домингуш Виегаш тем не менее считает, что Португалии «могут быть необходимы дополнительные авиационные средства», и предполагает, что следует сделать выбор в пользу «тяжелых самолетов, таких как Canadair». Однако покупка новых вертолетоов или самолетов не входит в планы правительства. «Приобретения дополнительных воздушных средств в ближайшее время не предвидится», — сообщили в MAI. Судя по вертолетам «Камов» это неплохая стратегия, помогающая избежать новых проблем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

СИКОРСКИЙ ПРОТИВ КАМОВА

Или что может быть страшнее вертолетной атаки

СИКОРСКИЙ ПРОТИВ КАМОВА

Н едавно в Москве побывал сын знаменитого вертолетных дел мастера Игоря Сикорского — Сергей Сикорский, экс-директор «Сикорский Эркрафт». Официально он приехал на Международные научные чтения, посвященные творческому наследию И.И. Сикорского. На самом же деле бывшего директора главной вертолетной компании США привели в Россию совсем другие дела.

Сикорского на протяжении всего его визита окружала свита, состоявшая из крепких и вежливых американцев в штатском. Один из них, внимательно посмотрев на меня, сказал, что на интервью с Сикорским у меня есть «онли эйт минитс энд ноу рекордс!» — только восемь минут и никакой записи. Я послушно убрал диктофон. Пока я задавал вопросы, этот молодой человек издалека показывал мне растопыренные пальцы — семь, шесть, пять, четыре, три, два, один. — сколько еще минут у меня осталось. Думаю, он остался недоволен, потому что проговорили мы с его патроном ровно в два раза больше.

Сикорский в России не первый раз. Внешне Сергей Игоревич похож на Сиси Кэпвела из «Санта-Барбары». Он мил и рассказывает, как начинал в Америке его отец. Сначала Игорь Сикорский безуспешно пытался организовать собственное дело с мормонами, которые его обобрали до нитки. В результате молодой эмигрант оказался на улице в потертом костюме с двадцатью долларами в кармане. И на эти последние 20 долларов вместо хлеба он купил билет на концерт Рахманинова, приехавшего на гастроли в Чикаго.

После концерта Сикорский подошел в Рахманинову и поблагодарил за музыку. Увидев соотечественника, Рахманинов обнял его, за кулисами они вместе выпили, разговорились. «А сколько тебе нужно для открытия фирмы?» — вдруг спросил Рахманинов. «500 долларов», — сказал Сикорский. Рахманинов молча кивнул и вытащил из кармана пачку банкнот. Там было пять тысяч долларов.

Так возникла самая знаменитая вертолетная фирма США. Вертолеты «Си», воевавшие во Вьетнаме и в Персидском заливе, Корее, Косове, исполнявшие «Полет валькирий» — знаменитую вертолетную атаку на джунгли в фильме «Апокалипсис сегодня», в общем, лицо американского военного присутствия во всем мире есть детище фирмы «Сикорский Эркрафт». Которую создали в начале века за кулисами филармонии двое русских — гениальный композитор и нищий эмигрант-изобретатель.

— Сергей Игоревич, — провоцирую я. — Как вы думаете, почему Игорь Сикорский предпочел Америку, а не поехал на Дон к Деникину?

— Я думаю, он просто испугался, — отвечает седой сын за отца.

И тогда я перехожу к главному, смешному вопросу:

— А если бы сошлись ваши вертолеты и наши, кто бы победил? Можно это теоретически предположить?

Сикорский ловко уходит от ответа. Собственно, мне его ответ и не нужен. Я его и так знаю.

Во время Ирано-иракской войны над Хорремшехром аятолла Хомейни бросил в бой свой последний резерв — советские вертолеты, изготовленные фирмой Миля. А у Саддама Хусейна были «боинги» и «сикорские». Хусейн потерял пятьдесят три машины, Хомейни — ни одной.

Пять тысяч лет исход всех битв решали кавалеристы. В XX веке — танки, а в XXI будут решать вертолеты. «Сикорский» продает 16% всех вертолетов в мире. «Миль» — 17. Сикорский всюду хвалит милевские вертолеты. С одной стороны, есть за что: уж он-то никогда не забудет итога воздушного боя над Хорремшехром. С другой — зачем так уж публично хвалить конкурента, врага? А вот они и не враги! «Сикорский» и «Миль» давно уже партнеры. Это на рынке они конкуренты, в бою — враги, а стратегически — партнеры. И никакого противоречия тут нет. «Миль» и «Сикорский» давно уже обмениваются техническими решениями, еще с 1947 года технологически они идут ноздря в ноздрю.

Возникает вопрос: если «Миль» и «Сикорский» стратегические партнеры, то кто их стратегический конкурент? Ответ известен: тандем «Камов» — «Боинг». Экономисты давно предсказывали, что скоро конкурировать между собой будут не страны-противники, а транснациональные корпорации, презревшие границы и политические разногласия. Ничего удивительного здесь нет, просто приятно, что Россия оказалась неожиданно развитой страной, ставшей участником подобных отношений XXI века. Хотя бы в одной области.

Удивительно другое: почему знаменитый «Боинг» связался с нашим «Камовым»? Ведь вертолеты «Ка» — аутсайдеры на рынке. В рейтинге фирм, производящих вертолеты, фирма «Камов» занимает последнее место по объему продаж! В том числе и у себя на родине! Из всех винтокрылых машин, закупленных нашим Минобороны, только 5% закуплено у этой фирмы. А министерствами обороны ВСЕХ ДРУГИХ СТРАН — ни одного. При этом напомню, что именно фирма «Камов» произвела на свет, пожалуй, лучший в мире вертолет «Ка-50» — знаменитую «Черную акулу». Что вообще происходит?

Для прояснения осмелюсь на одну историческую аналогию. Когда-то у гениального американского конструктора Кристи министерства обороны ведущих держав — Британии, США и Франции НЕ закупили ни одного танка. А советская фирма «Амторг» закупила у Кристи два образца. Но этого оказалось достаточно, чтобы из них потом сделали знаменитые «Т-34», которые после уже тридцать пять стран мира закупили во множестве.

Вот и в вертолетном деле есть революционная компоновочная схема. Вообще в мире существуют всего две вертолетные схемы — соосная и несоосная. Несоосная проще, соосная прогрессивнее. Несоосную все знают — большой винт сверху, маленький на хвосте. Соосные вертолеты — с двумя большими винтами сверху, которые вращаются в разные стороны, их делает только одна фирма в мире. Фирма Камова. Многие пытались, но ни у кого не вышло. Поэтому весь мир клепает несоосные, а камовцы упрямо делают соосные вертолеты.

Да, соосная схема более сложная в производстве, обслуживании, значит, более капризная. Но за ней будущее. Простые карбюраторы тоже когда-то стояли на всех автомобилях. А потом появился попервоначалу капризный и сложный впрыск. И вытеснил карбюратор напрочь — теперь в развитых странах карбюраторных машин не делают, они остались только в России и в недоразвитых государствах. А вот с вертолетами ситуация в корне иная! Весь мир клепает старье, и лишь одна Россия — прогрессивную соосную схему. Вернее, две схемы сразу — милевскую несоосную и камовскую соосную.

Только соосная схема позволяет вертолетам противостоять реактивным штурмовикам и совершать «восьмерку» в двух плоскостях — противоракетный маневр. Если бы американские «апачи» могли быстро взлететь с аэродромов Ринаса и Тузлы в апреле прошлого года и сделать этот маневр, югославские «галебы» не уничтожили бы их и косовская война была бы выиграна американцами не на словах, а на деле. Единственные машины, которые смогли бы выстоять в битве над Косовом, — это «Черные акулы».

И знаете, что еще любопытно, — разные вертолетные концепции тянут за собой разную тактику боевых действий. Пример такой тактики мы видим в американских фильмах про Вьетнам и в документальных репортажах о боевых действиях на Кавказе. Вот вам типичная история, рассказанная очевидцем:

— Когда мы летели на «вертушке» над зеленкой — я был первым номером на пулемете, — мы потеряли одного бойца. Глупо потеряли: с близкой горочки кто-то пальнул из подствольника, и граната влетела внутрь вертолета.

Это как раз пример отживающей тактики, когда на легкобронированном борту сидят за пулеметами живые люди. Более современный вариант — летающий танк. Это как раз «Ка-50». Один человек в экипаже! — максимум бронирования и огневой мощи, дальнее поражение цели.

Американские фирмы «Белл» и «Боинг» придерживаются «тактики № 2». Они выпускают бронированные «хью-кобру» и «апач». Потому и дружат с фирмой Камова. Имея в виду прогрессивную соосную схему.

А вот «Сикорский Эркрафт» предпочитает устаревшую «тактику № 1». Такую же, как их российские партнеры из КБ Миля. Вот почему Сикорский к месту и не к месту хвалит «Ми»! Просто он таким образом защищает на мировых рынках свою боевую схему и компоновку машины.

И если теперь, после боевых испытаний в Чечне, нашим Министерством обороны будет принято решение о массированных закупках «Черных акул», это станет сигналом министерствам обороны других стран — и тогда золотой дождь заказов прольется не на «МВЗ им. Миля» и «Сикорский Эркрафт», а на фирму Камова.

Поэтому-то Сергей Сикорский приехал встретиться с нашими заинтересованными лицами, чтобы своим авторитетом и деньгами лоббировать интересы «Миля». И ему это удалось. Недаром академики и доктора в последнее время так дружно запели одну и ту же песню генералам и маршалам: «Если не будете закупать у «Миля», будет нам каюк!»

Закупать милевские вертолеты, конечно, привычнее — летчики умеют на них работать, личные связи у чиновников Минобороны с менеджерами ОАО «МВЗ им. Миля» налажены еще при коммунистах, а вертолеты Камова закупались только для флота, для наших маленьких авианосцев — «Минск», «Киев», «Новороссийск» — туда, где нужно быстро взлететь и в бою сделать фигуры высшего пилотажа. Без вертолетов «Ка» здесь удобнее. Можно, конечно, закупать вертолеты у «Миля». И нужно — для МЧС, например, для аэрофотосъемки, когда к борту пристегнут фотограф. И не так страшно, что вся космическая электроника «Черных акул» стоит дорого — в случае, если ракета в цель не попадет, то погибнет только она, а если пристегнуться с пулеметом к борту, то может погибнуть русский солдат. Я выбираю первое, но про себя думаю — может быть, Сергей Игоревич только второго и добивается, американец он все-таки.

И еще. Информация, так сказать, для размышления. «Миль» и «Сикорский Эркрафт» задумывают объединиться. Во времена «дикой приватизации» часть акций «Миля» попала к офшорным фирмам, и сейчас «Сикорский Эркрафт» хочет их выкупить. Новому совместному предприятию, которое по замыслу должно контролировать треть мирового вертолетного рынка, никак не с руки потеря заказов. Наверное, поэтому так истерично, с надрывом идет их рекламная кампания. А между тем опытным менеджерам известно, что размах рекламной кампании обратно пропорционален потребительским свойствам товара.

В материале использованы фотографии: Сергея ПАШКОВСКОГО

Инженера вертолетного завода решением суда отправили жить на улицу

Право на контейнер

21.12.2017 в 17:22, просмотров: 298882

В 1948 году в СССР было создано ОКБ-2, позднее переименованное в Ухтомский вертолетный завод.

Знаменитые Ка-50 «Черная акула» и Ка-52 «Аллигатор» — российские боевые ударные вертолеты — были созданы конструкторами этого вертолетного завода.

В 1992 году государственный вертолетный завод преобразовался в частное предприятие АО «Камов». С 2008 года АО «Камов» входит в холдинг «Вертолеты России», который считается единственным разработчиком и производителем вертолетов России.

В 1982 году в Люберцах построили девятиэтажное общежитие на улице 8 Марта, 4а, которое по документам завода числилось как общежитие для молодых специалистов. 4 августа 1997 года выпускник МАИ Александр Блинцов был принят на завод в должности инженера-конструктора отдела технических проектов. И ему как молодому специалисту дали комнату в заводском общежитии.

А летом 2015 года ведущий конструктор отдела технических проектов Александр Блинцов был уволен из-за жилищного конфликта.

По словам Блинцова, все началось с того, что он захотел выяснить, почему в 2005 году квартплата за комнату выросла почти в три раза. Внятного ответа он не получил. Тогда Александр стал разбираться со статусом своего жилья.

Вначале он был зарегистрирован в общежитии временно, а с января 2002 года — постоянно. В марте 2005 года вступил в силу новый Жилищный кодекс РФ. В статье 7 закона о введении в действие этого кодекса говорилось о том, что с 1 марта 2005 года комнаты в общежитиях считаются социальным жильем. То есть к ним применяются нормы закона о договоре социального найма: такое жилье можно приватизировать и в случае желания — продать.

Но у администрации вертолетного завода, который к тому времени стал называться ОАО «Камов», на этот счет было другое мнение. Администрация считала, что общежитие является частной собственностью ОАО «Камов» и ни о каком соцнайме речи быть не может. Тому, кто не знает, объясню: в социальный наем передается только государственное или муниципальное жилье.

В 2005 году Блинцову предложили подписать срочный договор коммерческого найма комнаты. Почувствуйте разницу. Договор социального найма — бессрочный, и на людей, которые проживают в социальном жилье, распространяются гарантии предоставления другого жилья в случае сноса, перевода в нежилые помещения, капитального ремонта или реконструкции дома. Извините, что написала на тарабарском языке — не сумела перевести с чиновничьего на русский. Но смысл, надеюсь, понятен: в случае социального найма без жилья человек не останется ни при каких обстоятельствах. Даже если он за жилье не платит, государство его выселит, но предоставит другое.

И совсем другое дело — частный собственник. Срок действия договора истек — с вещами на выход. Собственник решил снести здание — тоже с вещами, и тоже на выход.

Это прекрасно понимал Александр Блинцов, отработавший на заводе 18 лет. И, поскольку он не подписал договор коммерческого найма, управляющая компания, по словам Блинцова, перестала выдавать ему квитанции на оплату жилья.

Задолженность стремительно росла.

Поэтому осенью 2012 года управляющая компания подала на него в суд. Суд исковые требования удовлетворил частично, то есть взыскал с Блинцова основную сумму долга в полном объеме, а неустойку уменьшил почти в 4 раза.

Однако Блинцов не считал себя проигравшим, потому что в решении было указано: «Таким образом, жилое помещение утратило статус общежития, и к нему применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма». То есть суд подтвердил, что занимаемая Блинцовым комната является социальным жильем.

Московский областной суд оставил это решение в силе.

И Блинцов продолжал жить в своей, как он считал, комнате.

В августе 2015 года управляющая компания снова подала иск в Люберецкий суд. По словам Блинцова, предыдущее решение суда он исполнил, но управляющая компания по-прежнему не выдавала ему квитанции на оплату жилья.

И все повторилось: с Блинцова, уменьшив обе суммы, взыскали основной долг и пени, а в решении была написана та самая фраза: «…жилое помещение утратило статус общежития, и к нему применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма».

Блинцов и это решение исполнил.

Однако конфликт с администрацией завода не утихал. Летом 2015 года его уволили — как известно, конфликты с начальством часто заканчиваются «нарушениями трудовой дисциплины». А в ноябре 2015 года управляющая компания обратилась в суд иском о признании Блинцова утратившим право пользования его комнатой «и об обязании освободить жилое помещение».

А теперь вопрос: с какой стати управляющая компания подает такие иски? Я всегда считала, что это — организация, которая занимается оказанием жилищно-коммунальных услуг. Так написано в Жилищном кодексе.

Правильно. Но есть другая разновидность управляющих компаний — доверительные управляющие. И вот эти доверительные товарищи занимаются не только техническим обслуживанием домов, но, по договору с собственником, имеют право на совершение любых других действий от его имени.

Основной аргумент управляющей компании: дом 4а на улице 8 Марта является гостиничным комплексом, предназначенным «для целей удовлетворения потребностей сотрудников АО «Камов» в жилье на время работы на предприятии» (еще раз извините за красивый русский язык — это цитата из искового заявления).

А раз Блинцова уволили, значит, и жить в этом доме он не имеет права. И что прикажете делать с двумя решениями Люберецкого суда, где черным по белому написано, что Александр Блинцов проживает в своей комнате на условиях договора социального найма?

Ну как что? Всем известно, что нужно делать с ненужной бумагой. Заворачивать селедку — а вы что подумали?

Именно так и поступила судья Хуханова. 16 февраля 2016 года она удовлетворила все требования управляющей компании и обязала Блинцова освободить комнату, в которой он прожил 16 лет, и передать ее управляющей компании.

Целый год Александр Блинцов пытался обжаловать этот приговор к высшей мере наказания. Для человека, у которого нет другого жилья, это высшая мера.

Куда он только не обращался! В Верховный суд, в Генеральную прокуратуру, в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ, в Общественную палату РФ, к губернатору Московской области, депутатам всех мастей и к Президенту России…

И пока Блинцов искал правду, его выселили.

Из акта выселения и описи имущества от 3 февраля 2017 года:

«В ходе исполнительных действий по выселению должника жилое/нежилое помещение, указанное в исполнительном документе, освобождено от выселяемого Блинцова Александра Борисовича, его имущества, домашних животных».

Обратите внимание на гнусный канцелярский язык, как будто речь идет об освобождении от мусора. И еще обратите внимание на формулу «жилое/нежилое помещение». Какая тоненькая, хрупкая палочка между словами «жилое» и «нежилое»! По документам 2004 года этот дом считался жилым, а из документов 2011 года следует, что это нежилой дом. Когда произошло превращение из живого в мертвое, неясно — ну и что?

А в письме директора по персоналу АО «Вертолеты России» Е.Н.Кузьменкова читаем: «В соответствии с техническим паспортом помещения, составленным Люберецким филиалом Государственного унитарного предприятия Московского области «Московское областное бюро технической инвентаризации» по состоянию на 5 декабря 2012 года назначение здания по адресу: город Люберцы, улица 8 Марта, дом 4а — нежилое. Согласно экспликации к поэтажному плану технического паспорта комнаты, находящиеся в данном здании, являются жилыми…»

Видимо, всех нас считают домашними животными, которые, согласно 137 статье ГК РФ, признаны вещами. Только для неодушевленных предметов можно навалять такую бумаженцию, в которой здание признается нежилым, в смысле жилым. Понимай как хочешь. Да нет, не так: понимать не обязательно! Все это намалевано с единственной целью: если кому-то нужно, здание назовут жилым, если нужно наоборот — назовут нежилым. Все зависит от поставленных задач.

Когда Блинцова выселяли, его не было дома. То есть он вернулся, а дверь оказалась закрыта и опечатана. А его вещи под ответственное хранение переехали в соседнюю комнату. Вы поняли? Блинцова из комнаты выбросили, а его вещи поселились в соседней комнате, со всеми удобствами, которые могут быть доступны в общежитии. Не думайте, что вы сошли с ума: да, человека выбросили, а вещи прописали по соседству…

Несколько месяцев Блинцов прожил в коридоре неподалеку от своих вещей, запертых на замок, и спал на туристическом матрасе.

Почему Блинцова не вышвырнули на улицу? А очень просто: в исполнительном листе было написано, что Блинцов должен освободить комнату. А про коридор написано не было — вот он и переехал в коридор.

По словам Блинцова, в его комнату въехал сотрудник полиции по имени Роман. По крайней мере, он так представился.

Александра Борисовича почему-то не удивило, что вместо удовлетворения потребностей сотрудников АО «Камов» в жилье — помните, так написано в исковом заявлении и в решении суда, — в доме уже давно проживали сотрудники полиции и разные загадочные граждане. Но вот того, что именно его 13 квадратных метров пожертвуют полиции, он и представить не мог.

А летом 2017 года его, наконец, выставили на улицу. То есть с вещами Блинцова обошлись по-человечески, а с Блинцовым — как с ненужной вещью. Его пожитки остались в запертой комнате, а самого Блинцова в домашних тапочках гражданин по имени Роман просто спустил с лестницы во двор. Как все, оказывается, просто! И никакого решения суда не потребовалось! Взяли и выбросили.

Блинцов обращался в прокуратуру, в полицию. Он писал, что его оставили без крыши над головой и отобрали все личные вещи.

Как вы думаете. Правильно думаете. Никто его никуда не вызывал, хотя у него осталась единственная вещь — телефон, и номер этого телефона был указан во всех обращениях.

И все хорошо, все просто великолепно — ведь бывший вертолетный завод приватизирован и, выходит, все его имущество стало частной собственностью. Но вот что делать с двумя решениями Люберецкого суда, где говорится, что комната Блинцова — социальное жилье. Ведь эти решения не отменены. И как быть?

А еще у нас есть обращение Общественной палаты РФ к Генеральному прокурору РФ Ю.Чайке от 13 марта 2017 года, где о доме 4а по улице 8 Марта в Люберцах написано следующее:

«Очевидно, что при приватизации имущественного комплекса АО «Камов» общежитие, в котором была предоставлена комната заявителю (Александру Блинцову. — О.Б.), было включено в перечень приватизируемых объектов недвижимости в нарушение действующего законодательства, в соответствии с которым жилой фонд предприятий, в том числе общежития, подлежали передаче в собственность муниципальных образований с применением к сторонам жилищных правоотношений норм о договоре социального найма».

А еще в этом доме есть комнаты 29, 81, 88, 90, 113, 116, 119 и 120. И все они приватизированы гражданами уже после того, как вертолетный завод стал акционерным обществом.

Спрашивается: если этот дом — частная собственность «Камова», как же граждане могли приватизировать эти комнаты? Ведь приватизировать можно только государственное или муниципальное жилье…

И вот сейчас, когда я описываю всю эту жуть, а за окном идет ледяной дождь, гражданин России, 42-летний Александр Блинцов, не бандит, не террорист, не рецидивист, проживает на улице.

Он не сделал ничего плохого — просто, судя по всему, у нас на каждой улице свой закон. И вот он, в отличие от законов Российской Федерации, соблюдается неукоснительно.

Поймите: я с трудом подбираю слова, потому что мне непонятно, что я пишу. Кандидаты, депутаты, судьи, прокуроры — объясните: как могло случиться, что живого человека вычеркнули из жизни, просто так лишили имущества и выбросили на помойку?

Я отдаю себе отчет в том, что частные компании зарабатывают как могут. Я осознаю, что есть жилой фонд, а есть нежилой — вот только какое все это имеет отношение к наглому, вызывающему нарушению закона огромного, могущественного государства, которое требует уважения и называет себя социальным?

Уже месяц Александр Блинцов живет в контейнере.

Прошу считать эту публикацию обращением ко всем людям, которым не все равно, что с нами происходит.

Также прошу считать эту публикацию официальным обращением в Администрацию Президента России.

Заголовок в газете: Право на контейнер
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27578 от 22 декабря 2017 Тэги: Суд Места: Москва

В роли мошенника… адвокат

Вымогательство, всевозможные поборы нечистых на руку служак уже становятся привычным явлением. Но эта история и вовсе из ряда вон: призванный отстаивать интересы закона опытный юрист — поначалу в качестве адвоката, а затем эксперта-дознавателя службы судебных приставов — вымогал у клиентов деньги за фиктивные услуги, оказывать которые и не собирался…

Вымогательство, всевозможные поборы нечистых на руку служак уже становятся привычным явлением. Но эта история и вовсе из ряда вон: призванный отстаивать интересы закона опытный юрист — поначалу в качестве адвоката, а затем эксперта-дознавателя службы судебных приставов — вымогал у клиентов деньги за фиктивные услуги, оказывать которые и не собирался…

Липовая кассация

Кирилл Камов (имена и фамилии по этическим соображениям изменены) в 2000 году устроился адвокатом в юридическую консультацию Центрального района Челябинска. В 2005-м он, уже маститый юрист, становится одним из учредителей некоммерческой организации «Коллегия адвокатов Челябинска». Услуги Камова стоили немало, но от клиентов отбоя не было: ходили слухи, что адвокат всегда может найти лазейку в законе, чтобы облегчить участь подсудимого. Но доверчивые клиенты и не подозревали, что щедрый на посулы адвокат требует деньги за… спасибо.

К примеру, в марте 2000 года в прокуратуре Тракторозаводского района было возбуждено уголовное дело в отношении В. Лаврова, которого подозревали в убийстве. Его мать отстаивать интересы сына наняла адвоката Камова. Но позже оказалось, что почему-то соглашение об оказании юридической помощи с клиентом заключено не было… Без этого документа он выступал и на следствии, и в суде. Когда подсудимый был признан виновным и приговорен областным судом к 15 годам и 6 месяцам лишения свободы, адвокат помог ему составить кассацию в Верховный суд РФ. Но приговор был оставлен без изменения.

И тут у хитроумного адвоката созрел план, как «потрясти» расстроенную мать осужденного. Он позвонил ей и сообщил, что якобы Верховный суд уменьшил наказание ее сыну на треть — до 10 лет 6 месяцев. И будто бы у него есть подтверждающий документ. Лаврова попросила показать его, но адвокат заявил, что документ направлен в областной суд и где-то затерялся.
Обеспокоенная женщина, поверив прохиндею, умоляла раздобыть документ о снижении срока сыну. Адвокат сказал, что это возможно, но нужно на него оформить доверенность для представления ее интересов. В сентябре 2005 года Лаврова подготовила и заверила у нотариуса такую бумагу. Адвокат сообщил клиентке, что ему, дескать, нужно лететь в Москву для поиска некого документа — оригинала определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ о снижении наказания ее сыну. И хотя приговор уже вступил в силу и никакого судебного определения не было, женщина дала аферисту пять тысяч рублей. Но адвокат лететь в столицу и не собирался: попросту присвоил чужие деньги без оказания каких-либо юридических услуг. А позже вытянул еще 45 тысяч…

Чтобы убедить клиента, что деньги ушли не зря, Камов изготовил подложные документы: ксерокопии письма областного суда о пересмотре дела Лаврова с неразборчивой датой и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ о снижении срока наказания. Передав клиентке эти липовые бумаги, адвокат заверил ее, что сына скоро освободят.

Откупная за «свободу»

В январе 2008 года Камов заявил Лавровой, что ее сыну якобы смягчили режим отбывания наказания, и можно ставить вопрос о его условно-досрочном освобождении. Хотя это была ложь, женщина поверила адвокату. И сразу согласилась на его новое требование — изыскать 70 тысяч рублей якобы для оформления процедуры освобождения сына. Взяв в банке кредит, клиентка передала юристу требуемую сумму. Но он помогать и не собирался, зато придумал новый «ход конем».
В феврале 2008 года, встретившись с матерью заключенного в кафе «Дэнс», Камов заявил, что ее сын серьезно провинился в колонии, а чтобы замять эту историю, нужно еще 45 тысяч рублей. Хотя это был очередной блеф, отчаявшаяся женщина уплатила адвокату деньги.

Мало того, в апреле Камов сообщил клиентке, что родственники потерпевшего по делу, по которому проходил сын Лавровой, якобы подали иск о компенсации морального и материального ущерба. А чтобы не возникло проблем с условно-досрочным освобождением сына, будто бы нужно уплатить за них госпошлину — 15 тысяч рублей. Так мошенник выманил у клиентки новый «взнос», который положил в собственный карман. В общей сложности адвокат за четыре года нагрел доверчивую клиентку на 205 тысяч рублей.

Как-то адвокат заявил Лавровой, что родственники погибшего от руки ее осужденного старшего сына якобы высказывают угрозы, ее младшему сыну тоже нужно быть осторожным. В другой раз адвокат сообщил женщине, что будто бы в отношении ее младшего сына возбуждено уголовное дело по обвинению в сбыте наркотиков, и он арестован. А дабы утрясти дело (на деле его не было), нужны 100 тысяч рублей. Женщина сказала вымогателю, что таких денег у нее нет. Тогда он сбавил «таксу» до 50 тысяч рублей. Лаврова согласилась, но смогла занять лишь 30 тысяч, которые передала адвокату. Он сказал ей, что остаток суммы, якобы на подкуп судьи, внесет сам. Позже Лаврова в три приема рассчиталась с «долгом» адвокату. А тот преспокойно присвоил деньги.

Без совести и чести

Для адвоката, похоже, нет ничего святого. Как-то к нему обратилась сестра погибшей в дорожной аварии женщины (она переходила проезжую часть в неположенном месте) с просьбой помочь наказать виновника ДТП. В возбуждении уголовного дела было отказано, но адвокат сообщил сестре погибшей, что якобы виновница аварии оправдана Центральным судом Челябинска (хотя там это дело даже не рассматривалось), а потерпевшей стороне возместить моральный вред должно облуправление Федерального казначейства. И — выманил у женщины 17500 рублей.

Арест «за плату»

В отношении вымогателя было возбуждено уголовное дело, ему пришлось расстаться с карьерой адвоката. Но его каким-то образом взяли на другую весьма ответственную работу — специалистом-экспертом (дознавателем) Калининского райотдела службы судебных приставов. Однако и здесь Камов попытался урвать кусок от служебной кормушки.

В декабре 2009 года в службу судебных приставов поступило заявление о возбуждении уголовного дела по уклонению от погашения задолженности. В ходе доследственной проверки дознаватель Камов выяснил, что у должника нет имущества, которое можно продать в счет взыскания долга. И вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Но оно было отменено прокуратурой, материалы направлены на дополнительную проверку.

Дознаватель встретился с жалобщиком, сообщил ему, что якобы у должника в Башкирии есть ликвидное имущество. И предложил уплатить пять тысяч рублей на выезд в Уфу и наложение ареста, а потом еще 32 тысячи рублей. Жалобщик, уменьшив сумму до 28 тысяч, вручил деньги дознавателю. Позже тот сообщил ему, что должник арестован и помещен в СИЗО. Но и это оказалось очередным блефом.

Дело в отношении афериста было доведено до суда. 12 августа 2010 года Советский районный суд Челябинска признал Кирилла Камова виновным в мошенничестве — хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с использованием служебного положения в крупном размере. Ему назначено наказание в виде двух лет и одного месяца лишения свободы в колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе сроком на три года.

Правда, приговор пока не вступил в законную силу и может быть обжалован в областном суде.